Вернуться на главную страницу

De politica (О политике) Часть XL К разговору о шизофрении или «сам себе сикофант»

2022-04-02  Włodzimierz Podlipski Версия для печати

De politica (О политике)  Часть XL  К разговору о шизофрении или «сам себе сикофант»

Часть I Часть II Часть III

Часть IV Часть V Часть VI

Часть VII Часть VIII Часть IX

Часть X Часть XI Часть XII

Часть XIII Часть XIV Часть XV

Часть XVІ Часть XVІІ Часть XVIII

  Часть XIX    Часть XX   Часть XXI

Часть XXII  Часть ХХІІІ   Часть XXIV 

Часть XXV   Часть XXVI Часть XXVII

Часть XXVIII Часть XXIX Часть ХХХ Часть XXXI Часть XXXII Часть XXXIIIЧасть XXXIVXXXV XXXVI XXXVII XXXVIII XXXIX XLI

От редакции. Черновик публикуемого ниже перевода поступил к нам за несколько дней до того, как российские войска в боевых порядках перешли границу Украины. Официальное объявление российской декоммунизации ещё не было сделано, а до событий в Уфе оставалось больше месяца. Тем не менее, отложенная в неразберихе статья оказалась пророческой. Недопустимое публичное поведение руководства организации «Вектор» привело к тому, что даже после событий в Уфе было опубликовано видео https://www.youtube.com/watch?v=mWtB22DfmNY предмет которого состоит в утверждении наличия уголовного преступления по белорусскому праву. Активизм и игры в организацию превратились в открытую уголовную провокацию. Есть основания считать, что предлагаемые ниже вниманию читателя оценки слишком дипломатичны.

***

Не жаль мені, що се вам нагадає

Запеклої ненависті порив.

Що ж! тільки той ненависті не знає,

Хто цілий вік нікого не любив!

 

Леся Українка,

Товаришці на спомин (1896)

 

Niech zrze i pali, nie was, lecz wasze okowy1.

Adam Mickiewicz, Do przyjaciół Moskali2.

 

Странный нам представился случай, товарищи3! Всякий раз, когда перед взором читателя шло вскрытие политического трупа, стоял перед моим сознанием принцип «не навреди» и мой малый дух удерживал от того, чтобы излагать дело опрометчиво, не изучив и не проверив рецензией или справкой товарищей всякий источник. Сейчас же, как бы мало я не знал о том, что собираюсь поведать, малый дух молчит и не удерживает меня ни от чего, не даёт ни одного своего обычного знамения. Не к добру это для тех, кто попал на стол для вскрытия, товарищи! А вот ещё что странно. Вскрывать мы будем не труп, а нечто, что считает себя политически живым. И может быть, скальпелем мы изуродуем не один якобы политический организм. Но не будет, товарищи, сожаления об этом. Ведь в европейском теоретическом и политическом коммунизме объекты нашего вскрытия никому не нужны, кроме, разве что, союзной одному из них белорусской группы KrasnoBY. Вот почему не будет боязни навредить. Демоническая сила невежества привела вскрываемые полутрупы к тому, что мы будем присматриваться к политическим канцеромам4, несовместимым с жизнью. Скальпель и фотоаппарат готовы!

Мы рассмотрим конкретную, распространённую к востоку от Буга, за исключением Украины, форму доносительства, связанную с конкретным познавательным нарушением. Это нарушение уже достигло в России того уровня, который делает его предметом психиатрии. Поэтому разговор о шизофрении не должен считаться оскорбительным, мы будем обсуждать явления, входящие в рамки традиционного клинического определения.

Письмо из Германии

С момента написания предыдущего очерка ко мне поступили рекомендательные письма в отношении немецкого товарища, работающего практикующим психиатром. Согласившись на переписку, я получил письмо с откликом и просьбой.

Отклик состоял в том, что товарищ подверг сомнению словосочетание «политическая шизофрения». Он указал, что по существу речь идёт о типичных шизофренических проявлениях. Притом абстрагированных на то, что считается самими невротиками политической деятельностью, но по факту мало относится к политике и противодействует борьбе за коммунистические перспективы человеческого общества. Продолжая разработку уже известной читателю фроммовской идеи о вялотекущей массовой шизофрении, товарищ извинялся что до сих пор не изучил с должной внимательностью работы Вальтера Вольфа и не может отличить групповую шизофрению от коллективной. Проблемой является само определение того в какой мере группа шизофреников может образовывать специфический нездоровый коллектив. Проблема такого отличения должна удерживаться нашим сознанием до конца начинаемого очерка.

В чём же состояла просьба немецкого психиатра, внезапно высветившая тему продолжаемого очерка? Она состояла в том, чтобы прислать материалы для диагностики шизофрении «с политическим и социалистическим запахом». Из более ранней переписки за полтора часа удалось сформировать внушительный каталог файловой системы с материалами по психопатологиям политического коммунизма. Был собран подкаталог из материалов по летнему аресту товарища Михала Новицкого, который освещался нами несколько ранее. Эта группа материалов была на польском языке. Вторым антигероем стал ОСОБА_1,5, он же Д., чьё обращение мы недавно изучали в пересказе. Эта группа материалов была основана на первичном документе на одесском российском диалекте. Были там также пространные добавочные материалы на украинском и болгарском языках. Третьим антигероем стал ОСОБА_1, пакет материалов о котором был сформирован исключительно на украинском языке. Четвёртым антигероем стал немецкий facebook-ЦК, материалы которого не требуют перевода для моего корреспондента. Подкаталог немецкой тематики занял два десятка мегабайтов одних только гипертекстов. Были ещё два едва ли известных читателю сообщества, которые стали антигероями почти случайно и упомянуты в виде гиперссылок. За ними скрывались обширные российские материалы, указания на которые заимствованы из письма товарищки Ильзы. Там оказались затронуты российские виртуализированные сообщества «Революционная» «Рабочая» «Партия» и «Вектор».

Мой немецкий корреспондент, ознакомившись с представленными Ильзой ссылками по автоматическому переводу, поинтересовался не являются ли авторы указанных материалов пародийными сообществами. Короткий пояснительный текст, полученный от Ильзы на латышском языке, исключает такую возможность. Нет оснований считать, что эти люди не являются в своей массе действительно субъективно нацеленными на якобы политическую деятельность. Тем не менее, ответ товарища с психиатрической практикой на заверения в серьёзности самомнения представителей российских невротических псевдополитических сообществ удивил. В искренней благодарности он сообщал, что нашёл переводчицу полного пакета российских материалов и углубился в изучение материалов об «Революционной» «Рабочей» «Партии» и <организации> «Вектор». Материалы оказались недостающими иллюстрациями для диссертации о шизофрении, которую составляет наш товарищ. Благодарность содержала фразу о «совершенно оформленных и истинных группах выразительных шизофреников с псевдополитическими маниями». Вот так прошли мимо ценные материалы для докторской диссертации...

Письмо из Латвии

Кто такая товарищка Ильзе? Во время подготовки предыдущего очерка я послал товарищам запрос о самообразовательных программах по теме политической милиции. Откликнулись немцы и ... латышка. Товарищ Клемент прислал программу занятий пятнадцатилетней давности под названием «Против политической полиции», предназначенную для курсов MLPD. Товарищка Паулина прислала программу исторического самообразовательного занятия «Союз Коммунистов против политической полиции: источники 1846-1853 годов». Товарищка Ильзе прислала на латышском языке короткую программу самообразовательного курса, названного просто «Политическая милиция», ибо латышский язык обладает в затрагиваемой области теми же самыми выразительными средствами что и польский из-за близкого исторического опыта. Используя словарь и помощь товарищей, читающих на латышском, а произносящих на немецком, не могу пропустить замечательное вступление товаришки Ильзы. Оно начинается с короткого изложения тех колоссальных диспропорций общественной жизни СССР, которые нашли объективное выражение в «Большой Чистке». Указывая по советским источникам на фатальные проявления общей и политической безграмотности в партийных организациях ВКП(б) внутри Народного Комиссариата Внутренних Дел, товаришка Ильзе объясняет значение современного самообразовательного процесса в предотвращении подобных эксцессов. Например, по применению внесудебных расправ СССР в 1934-1937 годах приблизился к США, где они применялись для «пацификации общественных последствий» Великой Депрессии в виде миллионов экспроприированных мелких хозяев и работников. Такой вот интересный фон для размышлений латышки о роли теоретического самообразования и политической милиции. Одним словом, кто не хочет иррациональных «больших чисток», тот не имеет другого пути кроме максимального расширения теоретического самообразования в социалистических кругах среди противников реформизма. Замечательна положенная в основу программы занятий под названием «Политическая милиция» мысль о том, что теоретическое самообразование, политическая милиция и плановое хозяйство глубоко родственные области деятельности. Присутствие Феликса Дзержинского во всех трёх сферах абсолютно логично. Занятно, что такого положения нет в соответствующей отечественной литературе как минимум последних тридцати пяти лет, включая публикации историка Давида Якубовского. В виде скромного намёка нечто подобное встретилось только в украинской социалистической литературе. И отрадно, и грустно, что теоретический и внимательный взгляд на одну из крупных фигур польской истории обнаружился в Латвии.

В каком контексте Ильзе указывает в присланной программе на российскую «Революционную» «Рабочую» «Партию» и российский же «Вектор»? Контекст этот состоит в том, что духовное и организационное выживание коммунистического сообщества Латвии возможно только в том случае, если над Даугавой не будет ничего подобного. В присланной программе прямо указано, что способ деятельности указанных российских групп прямо летальный для латвийского коммунизма и обладает крайне высокой привлекательностью для латвийских антикоммунистов. К счастью сейчас политическая полиция Латвии не считает цивилизованные коммунистические сообщества угрозой себе по какой-то причине. Возможно, по причине отсутствия информированности. Наоборот, «коммунистическая опасность» сведена до невротических эксгибиционистов под российским влиянием. Грех не воспользоваться тем, что мнения о нежелательном «коммунистическом» влиянии совпали в Латвии у политической полиции и политической милиции!

Среди сикофантов

В качестве рабочей гипотезы для дальнейшего отдельного обоснования мы примем то, что легалист или политический эксгибиционист это шизоид, а то и шизофреник в области психической деятельности. В качестве не столько аксиомы, сколько леммы, мы примем что в области нравственности легалист или политический эксгибиционист это реформистский предатель дела классового сознания и классовой организации. Такая оценка естественно требует выработки некоторых мер по противодействию расширенному воспроизводству эксгибиоционизма или по его подавлению до подконтрольности для политической милиции, а не только политической полиции.

С точки зрения самого эксгибициониста противостоять ему будет некая неведомая безличная сила. Применяя зрительные образы, можно сказать, что, относительно политической полиции, эксгибиционист находится за зеркальной стеной, которая с его стороны выглядит как зеркало, а со стороны наблюдателей едва затемнена. Зеркальная стена используется в комнатах допросов. Жизнь члена facebook-ЦК, как мы видели в одном из предыдущих очерков, уже является пожизненным медленным ежедневным допросом и доносом на самого себя. От немецкого эксгибициониста и его «пролетарской организации» не отстают российские организации: «Революционная» «Рабочая» «Партия» и «Вектор».

К счастью, в политическом пространстве, где существуют легалисты, зеркальная стена политической полиции не является стеной именно комнаты допросов. Потому никто не мешает на должном удалении от легалистов возвести аналогичную стену сотрудникам политической милиции. Подобно тому как мимо взгляда легалиста проходит основное содержание классового конфликта в узловой области мышления и решающей области организации, точно также мимо него проходит и чисто техническое содержание этого конфликта. Как конкретно происходит подавление местных легалистов, не удалось выяснить на каких-либо представительных примерах. В отношении Die Linke в обеих Германиях была сразу несколькими политическими милициями успешно применена тактика теоретического анализа и публицистического информирования о несомненных фактах. Это довольно быстро обеспечило подавление агитации этой организации в коммунистических кругах и её инфильтрацию информаторами политических милиций, то есть людьми бесполезными для более важных дел. Немецкий пример работы политических милиций по нейтрализации эксгибиционистов слишком банальный. Подавление пошедшего на союз со власовцами польского комсомола не было у нас делом политической милиции, ибо её в Польше так и не сформировалось. На тот момент польский комсомол был организацией с запущенной политической канцеромой, которую нельзя было подавить никаким вмешательством, будь оно внешнее или внутреннее. Организационная смерть наступила с неумолимостью смены фаз луны. Сейчас, после письма товарищки Ильзы, мы явно сталкиваемся с точным воспроизведением польского комсомола в расширенном виде в России. Как жестока бывает ирония истории! Самый неудачный польский опыт воспроизводится «Вектором» и российской «Революционной» «Рабочей» «Партией».

Апогеем нашего очерка будет приведённое в переводе5 высказывание уже известного постоянным читателям Ивана Антохина, которого все наши информированные товарищи из Германии, Чехии, Швеции, Литвы, Украины, Латвии и других стран считают трусливым и грязным насильником как в физиологическом, так и в политическом смысле. Это высказывание, помещаемое немного ниже, было особенно выделено немецким практикующим психиатром. Оно происходит из странной статьи с непонятным названием «Пятьдесят оттенков красного» авторства некоей Елены Чесноковой, опубликованной одним российским интернет-порталом. Несмотря на странное содержание статьи, однако, латышские и белорусские товарищи единогласно сообщили о её высокой, едва ли не полной достоверности на уровне мелких искажений, а не сознательного вранья. Ознакомимся с контекстом цитаты пана Антохина.

Итак, авторский текст о фактах:

«По словам члена московского ЦК партии, 21-летнего Ивана Антохина, сейчас в ней пятьсот членов и сторонников. Он лично ежедневно написывает6 в «ВКонтакте» десятки сообщений людям, лайкнувшим посты РРП (российской «Революционной» «Рабочей» «Партии» - WP.) или указавшим в графе «политические взгляды» социализм или коммунизм».

Перед цитатой самого пана Антохина вдумаемся внимательно в организационное содержание обозначенной тактики. Под названием «ВКонтакте» известен ресурс vk.com, тесно связанный с российской политической (и не очень) полицией. Итак, деятельность российской «Революционной» «Рабочей» «Партии» разворачивается не просто под взглядом местной политической полиции, она моментально и автоматически учитывается с автоматическим составлением отчётов о проявлениях активизма. Состав названной «Революционной» «Партии» полностью и со всеми изменениями в ближайшие же доли секунды учитывается в российской политической полиции. Может ли организация с такой тактикой (безразлично к численности) быть полезной для процесса ликвидации классового деления общества? Возможно ли, чтобы такое массовое скопление дебилов с доминирующим способом связи под полным контролем политической полиции было опасно не то что для классового общества, а хотя бы для данного конкретного режима, имеющегося в России? Что будет после коротких телефонных разговоров младших сотрудников политической полиции с работодателями членов «Революционной» «Партии»? Думается, что от этой самой псевдоорганизации под угрозой минимальных проблем на рабочем месте отделится в никуда абсолютное большинство, навсегда привязанное смартфоном к политической полиции. Но, может быть, рассматриваемые шизофреники предполагают действовать в том случае, когда политической полиции станет так плохо, что будет не до них? История ведь приносит всякие неожиданности. Увы, и в такой перспективе тактика не будет менее шизофренической. Если политической полиции будет очень плохо, то едва ли это будет состояние общественного спокойствия. А при общественных катаклизмах, организации без ясного теоретического сознания происходящих процессов и организационной прочности, имеют намного больше шансов закончить существование по внутренним причинам. Снова дело сводится к теоретическому самообразованию и политической милиции, без которых и в самое спокойное время наступала смерть мощных организаций политического коммунизма. А уж в период катаклизмов и подавно. И кто знает, когда он настанет, когда уже происходят7 взаимные испытания нервов в проливе между материком и Тайванем?

Как ни смотри на тактику пана Антохина и повторяющую её тактику организации «Вектор», а ничего кроме шизофрении не увидишь. Что такое массовость под присмотром политической полиции? Это самостоятельное воспроизводство не борцов за бесклассовое общество, а самых гнуснейших представителей рабского понимания общественной жизни - сикофантов. При этом сикофант не только является сикофантом в отношении себя - бесплатным доносчиком, но и явно или неявно доносит в политическую полицию обо всём вокруг себя. Речь идёт о том, что псевдоорганизации типа российской «Революционной» «Рабочей» «Партии» или «Вектора» являются питомником расширенного воспроизводства сикофактов, который с большой радостью и с самыми минимальными усилиями будет полностью уничтожен самыми незначительными усилиями российский антикоммунистов, особенно если они имеют государственные должности. В момент самых незначительных квазирепрессивных мер типа телефонных разговоров с работодателем ситуация в российском коммунизме сменится на ровно противоположную - бесполезными и бездействующими предателями станут все, кто попался в рассадник сикофантов. В противоположность этому, на следующем шаге российской декоммунизации европейский коммунизм будет иметь дело только с теми, кто выживет в результате непричастности к гнёздам массового и расширяющегося организационного предательства пролетариата.

Ленин целиком поддерживал субъективного идеалиста Фихте в отношении известного высказывания, что подлинной свободой обладаетет только тот, кто стремится всё вокруг сделать свободным. В современной России мы с ужасом встретили нечто, прямо противоположное как ленинизму, так и фихтеанству. Под видом освободительных организаций действуют летальные для всякого социалистического будущего рассадники сикофантов, всё вокруг превращающих в донос для политической полиции. Чем успешнее они количественно увеличиваются, тем шире будет ближайшее опустошение российского политического социализма. В России своего высшего пункта достигает антиленинизм: за социалистов и коммунистов «Векторы» и «Революционные» «Рабочие» «Партии» собираются считать только тех, кто не только сам на себя доносит, но и доносит на всех других. Подлинным рабом является только тот, кто не только сам раб, но и всех вокруг хочет сделать бесполезными для освободительных задач рабами. Теми, кто не способен действовать в пользу коммунизма не только под собственноручно вызванным взглядом политической полиции, но и при её крахе. Можно ли пойти в отрицании ленинизма дальше?

Сколь бы ужасна ни была эта картина, открывшаяся всего лишь из нескольких фраз, нужно, тем не менее, попробовать проверить её адекватность реальности. Здесь как раз мы подходим к обещанному апогею нашего очерка. О том, что речь идёт не просто о выдумке (в духе уничтожающей истину пустой иронии постмодернистов) свидетельствует, наконец, сам пан Антохин, этот, - по словам немецких товарищей, - гнуснейший насильник в европейских псевдосоциалистических кругах.

Вот он, в той же самой статье пани Чесноковой, упоминая некое российское ведомство, видимо политическую полицию, сообщает8: «У них есть группа, которая специализируется на левых, и нас пытаются держать под контролем, - говорит Антохин. - Недавно меня на улице взяли, повели чай пить, пытались купить. Хочешь, говорят, на нас работать? У нас денег много. Я прикинулся дебилом и меня отпустили. Но вообще мы в легальном поле работаем, ничего не скрываем».

Сообщать на публику о том как одурачил (или якобы одурачил?) политическую полицию в надежде, что там не сделают из этого выводов? Разве это не шизофрения в чисто психиатрическом смысле? Если это не шизофрения под политическим предлогом, то что это?

В более ясной поэтической форме приведённое заявление фактически воспроизводит ту нежелательную и неприятную ситуацию, от которой, как от кошмара, стремится уйти великая украинская социалистическая поэтесса в своём известном стихотворении:

 

Наука наша - скарб, закопаний в могилу,

Наш хист - актор-кріпак в театрі у панів,

Непевні жарти гне, сміється через силу,

Поклонами спиняє панський гнів9.

 

Над чем можно «работать в легальном поле», тем более в России, где отсутствуют массовые организации трудящихся, действующие в собственных интересах? Останавливать панский гнев поклонами? Тут, впрочем, нужно разочаровать сторонников «нелегальщины», которые постоянно пишут как из других воеводств так и с украинской земли. Основная проблема современности для европейского коммунизма вообще не в легальности и нелегальности. Немецкий опыт свидетельствует, что сторонники нелегальной борьбы могут быть также бесполезны для борьбы за коммунизм как и самые тупые легалисты. Вред сторонников «нелегальщины» не виден первому встречному наблюдателю, но, поверьте немецким товарищам, имеет место. Ведь дело не в легализме, а в самом характере борьбы. В том, за что именно боремся и как поставленная цель соотносится с тем, что имеем перед собой. Простое принятие или непринятие существующих законов это слишком простая тактика чтобы быть результативной в перспективах борьбы за ликвидацию классового деления общества. Пока же, как видим, в России, более чем в других больших странах Европы, работают ловушки легализма и готовится ловушка нелегальщины. Ведь скептицизм (нелегальщина) это типичное состояние разочаровавшихся глупых догматиков (легалистов) и оба противостоят предметно-истинному мышлению. Что легализм, что предчувствуемая нами как возможность ближайших лет для России нелегальщина, оба одинаково служат отвращению от практики в ленинском духе. От проведения большевистской организационной линии по выходу классовых организаций на «путь, который сам себя конструирует», на путь тесного умственного и нравственного единства с местным и мировым пролетариатом.

Сложный вопрос для психиатрической оценки

Товарищка Ильза среди нескольких шокировавших нас коротких цитат выделила наиболее проблемное высказывание, принадлежащее пани Чесноковой: «Антохин в последнее время мало спит - он очень хочет, чтобы партия росла быстрее, и тратит много времени на продвижение РРП в соцсетях»10. У нас нет оснований предполагать искажение смысла фразы.

Трудно выбрать, какую сторону высказанного факта разобрать первой, так ярко тут выражены патологии во всех и всяких сферах: в мышлении, в психике, в мотивации, в организации, в политике. Отвращение к теоретическому мышлению и к диалектике как теории о взаимном превращении противоположностей тут так велико, что совсем не замечен паном Антохиным и деятелями «Вектора» рубеж, который отделяет коммунистически мотивированные действия от прямой практики антикоммунизма и уничтожения всяких самостоятельных организационных перспектив для пролетариата. Ибо чем ещё является массовый эксгибиоционизм под присмотром политической полиции, позволяющий ей без больших усилий прекратить псевдополитическую шизофреническую истерию надоедливых претенциозных придурков?

Я не знаю, чем может быть мотивирован пан Антохин. Отвращение к диалектике у него столь велико, что приводит его глубоко в область таких психических процессов, которые исследуются психиатрией и гипотетически разбираются в разных теориях шизофрении. Может быть, пан Антохин уже давно сознательный провокатор политической полиции и сикофант, открывающий для ведомственного взгляда все и всякие уголки российской жизни, где симпатизируют коммунизму. Открывающий, чтобы все эти уголки проще было декоммунизировать в случае острой потребности. Ведь такая потребность легко может появиться у слабой российской буржуазии в период отнюдь не эпидемией вызванной рецессии. Она уже привела к конфликтной обстановке вокруг Тайваня и в Южно-Китайском море, ко всплескам насилия на индийско-китайской границе, на Донбассе и в нескольких странах Центральной Африки. А впрочем, даже сознательное провокаторство пана Антохина, если вдруг оно окажется правдой, не отменяет выразительно шизофренического характера его деятельности. То, что положено в основу деятельности всяческих «антохиных» и «векторов» вообще не имеет рационального обоснования.

Политическая полиция, как и радиация, обладает высокой проникающей способностью и высоким патогенным действием. Более того, как и в случае с радиацией, отсутствие чувственно воспринимаемых эффектов не означает отсутствия более чем выраженных последствий. Хуже того, в отличие от некоторых насекомых, имеющих условно чувствительные к радиоактивным излучениям органы, высшие животные воспринимают эффекты непосредственно от радиоактивных излучений только при многократном превышении смертельной дозы. Нечто прямо соответствующие нашей аналогии мы стали наблюдать в политическом коммунизме Украины после 2014 г. Сейчас зараза эксгибиоционизма воспроизвелась в России в невиданном масштабе. Он обусловлен менее интенсивными государственными преследованиями по сравнению с теми, что имеют место в дунайских странах, над Вислой, Днепром и Нямунасом. Именно расширенное воспроизводство эксгибиоционизма сейчас может легко обусловить полный разгром российского квазикоммунистического сообщества в самом ближайшем будущем ровно так, как это имело место на Украине. Похоже, что в России нет не только понимания вреда политической радиации, но и никаких знаний о дающей дополнительное чувство дозиметрии, не говоря о практике действенных противорадиационных мер.

Как только случилось полностью осознать письмо от Ильзе о широком распространении организационной шизофрении в России, так сразу стало ясно, что нужно обеспечить соответствующий «санитарный барьер» против эксгибиционизма. Нужно предотвратить такое развитие событий, когда расширенное воспроизводство сикофантов по российскому образцу приведёт к опустошению коммунистических сообществ Латвии и Украины, где наши товарищи за последние годы отбили несколько атак российской эксгибиционистской псевдосоциалистической псевдополитической инвазии. В стремлении с помощью гласности возвести санитарный барьер вокруг российского эксгибиоционизма возможная смерть едва известной нам и бесполезной для европейского коммунизма организации «Вектор» не должна считаться высокой ценой. Всё равно рассадник добровольных и бесплатных сикофантов для российской политической полиции уже приговорён к скорой смерти законами общественного развития. Едва ли можно предположить что смерть от скальпеля в польском политическом морге для российских политических шизофреников лучше политической смерти от грубого вторжения родной для них (российской - Ред.) политической полиции.

____

1 Пусть жжёт и прожигает не вас, а ваши оковы - Пер.

2 Адам Мицевич, К друзьям москалям - Пер.

3 В оригинале здесь нет множественного числа. Там стоит уважительное обращение ко множеству собеседников «towarzystwo», аналог которого также есть в украинском языке - Пер.

4 Мед.: раковым поражениям - Ред.

5 Ниже будет приведён оригинал - Пер.

6 В польской версии это место упрощено, дословно «пишет» - Пер.

7 Это последняя статья, присланная из Польши до начала боевых действий на Украине - Ред.

8 Эта цитата в оригинале имела польский перевод с некоторым изменением порядка слов - Пер.

9 Леся Українка, Товаришці на спомин (1896).

10 Польская пунктуация в оригинале отличается от пунктуации источника цитаты в силу особенностей правил - Пер.

 

теория