Вернуться на главную страницу

De politica (О политике) Часть XXIX De Ruthenia alba (О Белоруссии)

2020-08-27  Włodzimierz Podlipski Версия для печати

De politica (О политике) Часть XXIX De Ruthenia alba (О Белоруссии)

Я буду маліцца і сэрцам, і думамі,

Распетаю буду маліцца душой

Каб чорныя долі з мяцеліцаў шумамі

Ўжо больш не шалелі над роднай зямлёй.

...

Я буду маліцца да хмараў з грымотамі,

Што дзіка над намі гуляюць не раз,

Каб жаль над гаротнымі мелі бяднотамі,

Градоў, перуноў не ссылалі падчас.

...

Я буду маліцца да нівы ўсёй сілаю,

Каб лепшаю ўродай плаціла за труд,

Збагаціла сельскую хату пахілую,

Надзеі збытымі убачыў наш люд.

 

Этими строками в каком-то блоге начинается одна из публикаций на белорусскую тему. Их написал классик белорусской поэзии Іван Дамінікавіч Луцэвіч, больше известный как Янка Купала. Стихотворение называется «Мая малітва» и датировано автором: «5 ліпеня 1906». Что происходило в той самой тюрьме народов, где соседние места занимали белорусы и поляки, в начале лета 1906 года? В Романовской монархии наметился перелом к спаду народной революции. Разворачивалась реакция. Начиналась политическая эмиграция. От Лодзи до Урала всё чаще можно было увидеть столыпинские вагоны для этапирования. Против пробуждающегося понимания своих интересов со стороны веками пассивных классов заработали столыпинские галстуки - удавки. Молодая белорусская литература впервые вышла к своему народу в тысячных тиражах в дни революции вместе со сломленными запретами бесцензурной печати и белорусского печатного слова. Белорусские стихи-прокламации и брошюры появились, как теперь видно историкам, для обслуживания народной революции, для подготовки её победы. Ещё большее развитие белорусской литературы происходит после политической победы пролетариата, начатой с ноябрьского вооружённого переворота в Петрограде. Неудивительно, что белорусская литература избежала декадентского господства в первые годы отката революции 1905 года. Отступничество не стало массовым, но ярких произведений поэзии и прозы в 1906 году было создано меньше, чем в 1905, в 1907 меньше, чем в 1906. Это можно было бы подтвердить на примере того, что писали все передовые белорусские литераторы: Якуб Колас, Цётка, Янка Купала. Мы не будем заниматься этим вопросом. Отметим только, что «Мая малітва» - слабое стихотворение из того времени, когда силы реакции успешно изолируют поэта от трудового народа, чьим голосом он хотел служить. Из деятеля он превращается в наблюдателя с перспективой единожды примерить столыпинский галстук. «Каб чорныя долі з мяцеліцаў шумамі / Не вылі над роднай зямлёй, нада мной» - так завершается это стихотворение. Речь идёт о выживании. Панические настроения выражены у классика белорусской поэзии максимально мягко и безболезненно на фоне того, что творилось в политической жизни подромановской Польши или этнографической Великороссии. В России в период спада революции готовится контрреволюционный сборник «Вехи» с основной мыслью «что угодно, только не революция». В это же время активно разворачивают свою деятельность те позитивисты, которые в 1908 году попадут на страницы «консервативного памфлета», как кто-то из них назвал «Материализм и эмпириокритицизм»[1].

Почему стихи из этого времени, не самые значительные у белорусского классика, вплывают сейчас?

 

«Я буду маліцца да нівы ўсёй сілаю,

Каб лепшаю ўродай плаціла за труд»[2].

 

Присмотримся к соотношению этой мысли поэта с такой промышленной дисциплиной, как агротехника... Сложно не увидеть, что цитированием поэта кто-то отмечает полную утрату контроля не только над обстоятельствами своей жизни, но и над природными процессами. К ниве не нужно обращать молитвы, нужно умело менять посевные культуры, иметь прогнозы увлажнения, выветривания, прогревания и обслуживающую технику, способную использовать эти природные факторы с учётом физиологии растений.

 

«Я буду маліцца да хмараў з грымотамі,

Што дзіка над намі гуляюць не раз...»

 

В образе громовых туч у белорусского поэта здесь выражены не обязательно силы реакции, но в широком смысле стихийные общественные силы, с которыми не смогли совладать те, через кого они проявились. Здесь тоже есть своя «агротехника», то есть наука о действии общественных сил. Прямо скажем, у белорусов с этой наукой ситуация отвратительная, она является лишь достоянием личных убеждений нескольких разрозненных людей. Нельзя однако сказать, что остальным их согражданам остаётся только молится. Известно, что молитва точно не поможет. История не проявляет «жаль над гаротнымі ... бяднотамі». «Абсолютный дух, согласно этой концепции, имеет в запасе миллионы людских жизней и продвигается в своих делах на протяжении жизни многих поколений. ... Такие траты он считает допустимыми.» - замечает где-то Марек Семек о гегелевской концепции истории. Современная материалистическая теория общественного процесса в этом плане если и отличается чем-то от гегелевской, то большим цинизмом.

В разворачивающихся событиях со стороны живущих трудовым доходом белорусов нет субъектов. Среди обоснований действий вообще нет общественной науки. В такой обстановке действовать можно только под давлением идеологии. Большая или меньшая объясняющая адекватность разных идеологий - это вопрос мирного времени для стран, где есть народная субъектность и публичный политический процесс. Для бурного периода белорусской жизни все идеологии одинаково неадекватны и одинаково быстро приводят к краху. Белорусское общество 2020 года ещё менее субъектно, чем украинское общество 2014 года. Украинская политика до 2014 года знала самые разные формы псевдосубъектности в политической форме. Число партий, приманивающих дураков в публичную «политику», на Украине измерялось десятками. Все они едва ли в своей «деятельности» имели что-то совпадающее не только с их собственными программами, но и с названиями. Так, ВО «Свобода» не имело ничего общего с тем, как это слово трактует не только энциклопедический или философский словарь, но и толковый словарь украинского языка. «Коммунистическая» Партия Украины имела всем понятно какое соотношение с работой в пользу коммунистического преобразования общества. Оно эмпирически обнажилось в 2014 году для всех, даже для тех, кто вообще не интересовался украинской политикой. Судя по всему, ещё в 1990-х годах КПУ тайно освоила нано- и даже фемто-технологии. Именно такими масштабами можно оценивать успехи деятельности в пользу коммунизма тех немногих, кто пытался заниматься ею исключительно через КПУ, тогда как остальные участники названной организации в мега- и гига- масштабах наносили прямой вред коммунистическим перспективам своего общества.

У украинцев до 2014 года была имитация политической субъектности. У белорусов с 1995 года не было даже этого. Подавленное рабочее движение с тех пор не имело никакого шанса сильно возвысится над синдикализмом и т. н. «экономизмом». Первая прокламация, пытающаяся выйти за эти рамки, датируется примерно 2008 годом (разница - 13 лет!) и называется по титульному лозунгу «Хопіць памяншэнняў заробку!». Попытка оказалась провальной. Издатели к 2011 году разложились как сторонники преимущественно экономической борьбы против частных собственников. Такому сложно удивляться, скорее можно гордиться, что эти люди даже в 2011 году не скатились до синдикализма. Да ведь публичный политический процесс у белорусов полностью отсутствует. Вся политическая борьба ведётся в тиши кабинетов и никаких инструментов, дающих белорусам хоть иллюзию политического влиянения, не существует и не существовало. Как в романовской монархии была Сенатская площадь, так и у наших восточных соседей выход на площадь является единственным доступным несомненно публичным и несомненно политическим действием. Впрочем, результативность этого действия будет намного ниже, чем у того иллюзорного, но несомненно политического и публичного действа, которое называлось Євромайдан. Просто потому, что если украинцы в широких массах имели иллюзорные политические привычки, то белорусы не имели их вообще кроме очень узкого круга активных сторонников БНФ. В истории известны примеры действий народов без всяких публичных политических привычек. Такие действия всегда заканчивались для трудящегося большинства народов добровольной сдачей в ту или иную разновидность классового, национального или идеологического рабства.

До того, как Львов усилиями таких людей, как Франко, Терлецкий и Бачинский превратился в рассадник коммунизма в 1880-1900-х годах, он был центром реакции, которая держалась на демократических по тем временам политических инструментах. Революция 1848 года в Габсбургской монархии фактически расчистила дорогу капиталистическому развитию составлявших её стран. В лоскутной империи должны были выделиться метрополии и колонии. По итогам событий 1848 года ликвидированы стеснявшие капиталистов права личной зависимости крестьян и феодалов, которые «королевским и императорским повелением» законодательно превращались в товарно-денежную зависимость. Несомненно, что события 1848 года в Габсбургской монархии были решающими для предоставления избирательного права мужскому населению.

И вот избирательное право приходит «на Русь», где живёт «руський люд» без массовой грамотности, а значит без литературы, без теоретического мышления и без политических партий. Этот народ в своей массе даже не вполне понял: падение феодальной зависимости - это хорошо или плохо для него, ведь в его ограблении не наступила передышка[3]. Только методы ограбления трудящегося крестьянства стали меняться. Трудовой народ будущей Западной Украины живёт с 1848 года несколько десятилетий без классового сознания, да даже без национального сознания, да что там - без религиозного сознания, лишь в лице немногочисленной клерикальной интеллигенции, едва отличая себя от типичных польских католиков. Итак, любая публичная организация того времени на Западной Украине возможна лишь через религиозную иерархию, потому что никаких других потребностей идейной связи в народе не существует. В стране без всякой политической субъектности и вообще без публичной политики, в стране с реальной зависимостью трудового народа от феодалов проходят на своё время весьма демократические выборы... Кажется, образцовых по формальной процедуре демократических выборов кто-то хочет у наших восточных соседей?

Демократически избранные из округов с преобладанием русского населения депутаты в «императорский и королевский» венский парламент, да и в местный парламент тоже ... оказались все, как на подбор, реакционерами, различаясь лишь оттенками реакционности. Члены монаршей семьи слезами умиления поливали статьи с сообщениями о «правильных» (и, притом, демократичных!) результатах избирательной кампании «на Руси».

 

___

 

На стене паразитические и глубоко проникшие грибки. Закрасить их бело-красными, зелёными, серыми или фиолетовыми полосами? Господа из белорусского «политического» «коммунизма» и им сочувствующие, красьте чем угодно. Вот вам трафарет с ЛГБТ раскраской, вот трафарет со свастикой NSDAP, вот трафарет с символикой Общества Сознания Кришны, вот «Пагоня», а вот символика с Большой Печати Соединенных Штатов Америки... Своими всегда готовыми для нанесения любой раскраски кисточками вы оскорбите кого угодно, кроме своей совести. Выбирайте что угодно, не имеет большого значения, через какую краску проступят грибки и что будет раскрашено в тот момент, когда пораженная грибком стена раскрошится. Не вздумайте только изучать строительную науку по созданию временных опор и перестройке стен да ещё противогрибковые пропитки и гидроизоляцию. Если вздумаете, то сразу окажется, что никто не будет пожимать вам руки и вообще вскоре публицистические «истинные христиане» у вас найдут какие-нибудь артефакты из той самой ложи иллюминатов в Восточном Берлине. А потом за этими артефактами придёт политическая полиция, но обнаружит не символику иллюминатов, а, по обстоятельствам, либо миномётное снаряжение, либо «упаковки с неизвестными порошками органического происхождения», либо пачки фальшивых денежных знаков, либо ... Мы не будем фантазировать за политическую полицию, что у них на складах будет под рукой, то и обнаружат.

Кто-то подумает, что предыдущее рассуждение - это шутка, но шуточного с каждым днём остаётся всё меньше. Осталось очень немного времени, когда над подобным можно смеяться. В сводке немецких товарищей попалась ассоциированная с многолетним блогом каких-то представителей белорусского политического коммунизма статья под названием «Масоны и белорусские выборы». Ожидаем сообщений о вмешательстве в минские события инопланетян, хороших знакомых Эриха Хонеккера и Эриха Мильке. Тех самых инопланетян, которые, по данным немецких конспирологов, «помогали режиму SEPD поддерживать нарушения прав человека на протяжении долгого времени». Как иначе мог устоять блок социал-демократов и коммунистов во главе столь разветвлённой для столь небольшого населения экономики?

Читатель мог устать от бессмысленного гротеска, чьё устройство копирует устройство белорусского политического сознания, находящегося в коматозно-стихийной идеологической форме. Что поделать, для чувственного приближения к делам и мыслям белорусских политических активистов любого направления нужно полное погружение в идеализм, полный отрыв от реального происходящего передела Белоруссии крупными империалистическими игроками мирового уровня.

Белоруссия лишена материалистической политической публицистики, лишена хоть сколь-либо организованного теоретического мышления, фактически лишена любых организаций, способных что ранее, что сейчас, объективно по своим результатам действовать в пользу коммунизма.

 

Кожны край мае тых, што апяваюць,

Чым ёсць для народа ўпа́дак і хва́ла,

А беларусы нікога ж не маюць[4]

__

Отсутствие коммунистических сил у наших восточных соседей обусловлено тем, что в их обществе не существует слоёв, жизненно заинтересованных в действии на основании практического материализма. Пока есть подкрепляемые реальной массовой и типичной возможностью иллюзии относительно эмиграции, смены руководства и тому подобных псевдорешений острых проблем белорусской жизни, коммунистические убеждения будут достоянием немногих рассредоточенных людей. В настоящий момент действовать против частной собственности и за обобществление в белорусской политике невозможно. Не только на уровне руководства, но и на уровне местных сообществ любые организации и квази-оргнаизации в Белоруссии полностью контролируются сознательными сторонниками частной собственности и воинствующими идеалистами любых оттенков. Никаких попыток заводить предварительные контакты или переубеждать кого-либо белорусский политический коммунизм обеих фракций не предпринимал, а вмешательство в уже начавшиеся события без всякого организационного и нравственного авторитета ни к чему кроме хвостизма привести не может.

Под какими условиями можно поддерживать стачечную активность? Главным условием должно быть то, что выигрыш для буржуазии любой из фракций должен быть намного ниже выигрыша для дела классовой самоорганизации и классового самосознания пролетариев. Также обязательно разъяснение конечного результата как безусловного поражения с вероятностью тех или иных незначительных завоеваний. Их значение, безусловно, и в самом лучшем случае, будет намного меньше воспитательного значения самого процесса. Задача ставится так, что на как можно более широком публичном поле нужно продемонстрировать познавательную силу своих воззрений и оказать поддержку в самоорганизации работников при постоянном разъяснении неизбежного результата. Самоотверженная организация едва ли успешного дела может иметь воспитательное значение, и это единственный более-менее противостоящий сторонникам частной собственности результат, которого могут добиться организационные импотенты. Принципиально важно отделить путь к такому результату от любых типовых форм активизма, которые могут привести только к краху и классовому предательству аналогично тому, что произошло ранее у всех соседей Белоруссии. Есть все основания полагать, в Белоруссии нет сил, способных поддержать стачечную активность как недействительный воспитательный акт классовой самоорганизации, но есть силы, способные сознательно или бессознательно предать или продать стачечную активность в пользу какой-нибудь буржуазной фракции против другой буржуазной же фракции.

«Политические» акции были бесполезны для белорусских сторонников коммунизма ранее, остаются бесполезными они и сейчас. Политическая публицистика могла быть полезной ранее, но она отсутствовала. Сейчас якобы прокоммунистическая публицистика не будет услышана вообще, как не имеющая подготовки ни по уровню, ни по форме. Как стоящая по накалу, ясности и уму ниже добротных буржуазных произведений. Самое ценное, что дало белорусское теоретическое самообразование, это небольшие черновики. Об уровне начавшегося самообразования много скажет тот факт, что даже до исследования собственных предпосылок в белорусской истории оно не дошло. Люди элементарно не знают своих предшественников, как далеко и в какую сторону они продвинулись, какие допустили ошибки, и чем это было обусловлено.

Белорусский политический коммунизм разорван между теми, кто хочет покрасить стену с грибком одним или другим цветом, притом это выглядит в десятки раз карикатурней, чем «выбор между ЕС и ТС», который по идеологической видимости привёл к краху украинский политический коммунизм. На примере белорусского политического коммунизма хорошо видно, что на практике он ни в малейшей мере не является и не может являться в будущем инструментом против вырождения. Он сам является выражением этого вырождения и состоит из вырожденцев, не способных совершить ни единого общественно-значимого действия против частной собственности. Даже в публицистике, даже в собственном мышлении.

Андрій Мовчан, «Мої обкусані лікті». Эта часть статьи 2014 года не цитировалась в таком виде в первом очерке продолжаемой серии, но она одинаково хорошо отражает реалии обеих противостоящих фракций белорусского политического коммунизма.

«Закликав уникати серйозних політичних суперечок, хоча саме в них народжується істина. З цих причини по-справжньому ангажована ідейна меншість загрузала у безідейному аполітичному болоті симпатиків.

Хто у той час задумувався, що без чіткої комуністичною ангажованості, без ідейної гегемонії ми опинимось на глибокому дні суспільних процесів? Хто міг передбачити, як тисячі «простих» студентів, котрі побували на наших акціях, вже через пару років стрибатимуть на Майдані, намагаючись довести, що «не москалі»? За таку недалекоглядність ми розплачуватимемось іще не один рік.

Ми толерували повсюдне невігластво і політичну безграмотність. Насамперед стосовно себе».

Белоруссия уже начинает расплачиваться за недальновидность политического коммунизма. Как за «масонов на белорусских выборах», выдвинутых сторонниками пана Лукашенко, так и за лозунг справедливости, выдвинутый его противниками аж в название организации «Справядлівы свет», которая ранее представляла себя и как «Партыя камуністаў беларуская». Насколько далеко зашла деградация политического коммунизма? Мы не будем искать близких исторических примеров, а попробуем присмотреться к исторически первым формам европейского политического коммунизма. Может оказаться, что современный белорусский политический коммунизм стоит по уму, нравственности и организованности ниже немецкого средневекового политического коммунизма, или нет?

Коммунистические практики, приближающиеся к уровню самостоятельного политического явления, как известно, имели место во время гуситских войн, продолжавших победную Великую Крестьянскую Войну в Чехии. Однако гуситская литература, тщательно изученная чехословацкими исследователями, не содержит свидетельств о том, что вызванные военным положением коммунистические меры рассматривались какой-либо значительной гуситской фракцией как основа будущей жизни. Самые решительные сторонники таборитов и самые последовательные практики военного коммунизма всегда предполагали вернуться к мелкому частнособственническому труду после наступления мира.

Лишь спустя почти век, в 1510-х годах «пророки из Цвиккау» и поздние представители немецкой мистики на основании требований определённых групп немецкого крестьянства, ремесленничества и предпролетариата формируют требование сознательного обобществления главных жизненных средств как постоянной меры, основывающей новый порядок жизни[5]. Политически эти процессы связаны с деятельностью анабаптистов и «Союза Башмака», для которых характерны именно указанные тенденции. Параллельно с коммунистическими требованиями существуют лозунги справедливости, которые вызываются стремлением трудового народа Священной Римской Империи к имущественному переделу в свою пользу. Наиболее выдающиеся военные, политические и теоретические вожди восстания Йеклейн Рорбах, Томас Мюнцер, Михель Гайсмайер, Флориан Гайер постоянно колеблются между лозунгами справедливости и собственно коммунистическими требованиями. Для Мюнцера коммунистические требования были весьма практичны. Он был талантливым коммунистическим практиком и лично работал кузнецом на общественных работах в лагере восставших. Хоть окружающие крестьяне относились к Мюнцеру сочувственно, но не имевшие знаний из Лейпцигского университета, они почти всегда слабо представляли себе, как коммунистическая практика может стать новой основой их непростой трудовой жизни. Очень часто полутрудовое крестьянство ограничивалось лозунгом передела имущества, не желая идти дальше призывов к справедливости. В противоположность этому батрачество, ремесленники и представители предпролетариата прохладно относились к лозунгам справедливости и видели выход в решительной ликвидации частной собственности на главных жизненные средства. По реконструируемым взглядам Мюнцера[6] можно предположить, что лозунги справедливости должны были, по его мысли, в нестабильной Германии того времени служить толчком к переходу на сторону практического коммунизма. Известно, что Мюнцеру иногда удавалось вербовать в пользу коммунизма откровенно нетрудовые элементы, принимавшие его революционные взгляды и отказывавшиеся ограничиваться лозунгами имущественного или налогового передела. Широкая агентура революционных классов во многих, иногда неожиданных, общественных слоях - это черта всякого действительного революционного подъёма. Немецкий средневековый политический коммунизм был единственной силой, которая обещала обираемому крестьянству не идущее медленнее или быстрее избавление от жизненных средств, а непрерывный доступ к ним, пусть и под условием невозможности стать эксплуататором. Таких воззрений в современной белорусской политике нет. Нет никаких проводящих их организаций.

Происходящие у наших восточных соседей события - это не те события, где белорусский коммунизм по организационным, умственным или нравственным причинам имеет возможность выдвинуть самостоятельную программу. Нет ничего необычного в том, что в случае втягивания в эти события, коммунистические элементы превратятся в антикоммунистические. Помните украинских анархистов, которые поддержали объявленную Порошенко АТО личной вооружённой борьбой в пользу государства?

Спустя пять веков существования политического коммунизма, судя по организационному состоянию белорусского прокоммунистического сообщества, никто из белорусов не может даже в самых общих чертах на практике разобраться в идеях первого классика европейского политического коммунизма. Тем белорусским политическим коммунистам, кто собрался защищать режим Лукашенко или уничтожать его, одинаково недоступен по умственному уровню первый практик немецкого политического коммунизма, который был доступен для ремесленников и крестьян средневековой Германии! В современных декорациях действуют средневековые по своему уровню идеалистические иллюзии со всех втянутых сторон.

В средневековом немецком политическом коммунизме известны выдвинутые в окружении Гайсмайера предложения ликвидации городов как рассадников частнособственнических тенденций. С высоты пятисот лет существования европейского политического коммунизма такой «разгул справедливости» можно считать дикостью, несовместимым с современностью. Увы, ровно такой же уровень сознания и твёрдую опору на лозунги справедливости демонстрировали антифиеодальные патриоты Камбоджи, известные как «кхмеры красных земель», опиравшиеся примерно на те же самые классовые слои крестьянства с тем же самым уровнем классового и общего сознания. У остановившихся в развитии социалистических школьников крестьянского происхождения лозунги справедливости полностью победили любые попытки теоретического мышления. Редкие оказывавшиеся вблизи Пол Пота интеллигенты, изучавшие мизерные по доступным в Кампучии тиражам работы Маркса и Ленина, изгонялись или убивались.

«Справядлівы свет» отличается меньшей опасностью, но не меньшей глупостью. Уровень сознания политического коммунизма XVI века, приправленный новейшим декадентством и посмтмодернизмом, вполне может существовать в наше время. Тот самый Пол Пот по личному опыту знал идейную атмосферу некоторых зарождавшихся фракций французских постмодернистов. Модернизм очень недалёк от дикости, а стремление сохранить и упрочить частную собственность любой ценой очень недалеко от лозунгов справедливости.

___

 

Белорусская политика наших дней демонстрирует явление, хорошо известное по российской политике 2014 года. Речь идёт о превращении всех желающих принимать участие в политическом процессе в объективных сторонников частной собственности, притом не просто принципа частной собственности, а именно его наиболее упаднических проявлений. Исключения в России того времени незначительны и почти все они были не очень публичными. К ним относятся люди, которые просто задали себе вопрос о том, что именно и по каким экономическим причинам происходит на Украине, а также немногие принципиальные сторонники коммунизма, отказавшиеся подыгрывать бандеровщине через поддержку власовщины или напрямую. В публицистике такие люди, судя по имеющимся архивам немецких и литовских товарищей, не составили не только влиятельного, но даже просто заметного течения.

У наших соседей в 2014 году как со «стороны ЕС», так и со «стороны ТС» действовали только сторонники разобществления, только антиукраинские силы, приведшие соседскую страну к утрате территорий, промышленной катастрофе, массовой эмиграции, жилищному и образовательному разложению, деградации всех сфер общей и художественной культуры. Сменим дату и получим новейшие белорусские перспективы. Разница будет только в том, что место антиукраинских сил займут антибелорусские. Притом как для результатов работы первых не важно, возглавляются они Порошенко или Зеленским, так и для вторых не важно, возглавляются они паном «Лу» или пани «Ці». То самое «слово с тремя «ы»», то есть «прыватызацыя» является общим лозунгом всех способных извлекать пользу из активизировавшегося политического процесса.

Длящиеся национальные катастрофы наших восточных соседей были довольно очевидны в своей необходимости для всякого человека, разбирающегося в тенденциях мирового хозяйства. Загадкой было время их начала, но не суть происходящих событий. У варшавских товарищей есть рефераты публикаций американского учёного Имманула Валлерстайна и российского учёного Руслана Дзарасова, которые указывают на основные черты переживаемых нашими соседями катастроф задолго до появления политических активистов на столичных площадях. Теперь это не имеет никакого значения, ибо политический коммунизм Украины и Белоруссии оказался намного ниже добротных буржуазных учёных и не подготовился к происходящему даже в своём сознании, не говоря о каких-либо проявлениях практической готовности к такой ситуации. «Ціхая вада грэблю рве» - говорят наши восточные соседи. Явно белорусский политический коммунизм не относил и не относит этот фразеологизм к себе, полагаясь на разовый натиск своих ничтожных сил. Ни умственной, ни нравственной, ни рационально-понятийной готовности. Мы специально не будем обращать внимания на организационную готовность политического коммунизма к политическим же революциям. Нельзя обращать внимание на нечто, чего не существует не только в действительности, но и в иллюзорном сознании самих участников.

 

____

 

«АСОБА_1 ўчыніў злачынства, якое апісана часткай трэцяй артыкула пра забарону прапаганды таталітарных практык. Змест падзеі злачынства палягае ў тым што, АСОБА_1 па адрасу ІНФАРМАЦЫЯ_1 з поўным падтрыманнем сэнсу выказванняў цытаваў АСОБА_2 ...» - ой, про что это я? Кто-то из читателей думает, что судебная цитата из не существующего пока что «Адзінага дзяржаўнага рэестра рашэнняў судоў», остановит АСОБУ_1? С тем же успехом можно верить в то, что цитата доставлена через машину времени. АСОБА_1 будет первым, и думается, не единственным, под копытами всадника с герба «Пагоня». В новом экономически-политчиеском прочтении этой символики всадник мечом преследует любые следы поддержки обобществления в экономике или в сознании.

Больше пяти лет назад ОСОБА_1 имел все возможности читать украинский вариант первого очерка продолжаемой серии. Помогло это ему не стать ОСОБОЮ_1? Эти очерки не для тех, кто вскрыл себе политические вены, они не являются кровоостанавливающим средством и не помогут поднять падающее кровяное давление. Возможно, как исключение, они могут помочь кому-то из решивших сделать политическое самоубийство, не доводить его до конца. Но по главному замыслу продолжаемые очерки для тех, кто пытается понять, что происходит. Для тех, кто пробует вспомнить, когда уже проявлялись ранее похожие черты в политической жизни, и какие политические перспективы должны будут считать объективной обстановкой своей деятельности сторонники практического коммунизма через год-два.

 

___

 

На вопрос о том, как изменится общая политическая ситуация за Бугом, знакомый белорусский эмигрант из Варшавы отвечает афористично и предельно ясно: «Перамога будзе за бэлярусамі, параза за беларусамі». Кто такие бэлярусы? Почему им как «хросны бацька» моим собеседником назначен небезызвестный Валер Цэпкала с намёком на соответствующее звание в мафии? «Бэлярус» это редкая политическая кличка тех же самых кругов, которых на Украине, тоже редко, называют «підвашингтонник». Если взять имеющий официальный статус в США классификатор стран и территорий, то выписанное оттуда слово «Belarus» при озвучивании традиционной латинской письменности на белорусском языке читается как «бэлярус». Самоназвание Белоруссии в местной латинской письменности записывается иначе: «Biełaruś».Тот самый пан Цэпкала помимо того, что был послом в США, известен созданием «информационно-технологических площадок» для найма белорусской рабочей силы транснациональными корпорациями, ищущими экономии на цене рабочей силы. В результате частнособственнических диспропорций, «информационно-технологические площадки» полностью зависимые от заказов ТНК, сформировали тип американизированного отщепенца, идейно чуждого и враждебного для кормящего его сельского хозяйства и для обеспечивающего его некоторой частью жизненных условий местной промышленности. Господствующим типом в таком окружении стал подталкивающий Белоруссию к хозяйственному самоубийству антидемократический элемент, чуждый большей части трудящихся в классовом, национальном и языковом отношении.

Впрочем, нам известны единичные исключения, когда знание английского языка используется для контактов с набирающим силу коммунизмом в США, когда изучается классическая белорусская литература и теоретическая литература России и Польши в белорусских переводах и на языках оригинала: Ленин, Семек, Ильенков, Ладош. Могут ли такие исключения когда-либо стать правилом?

 

____

 

Применительно к разворачивающимся событиям едва ли нужно лишний раз напоминать, что в первых рядах национальных предателей всегда будут патриоты. В Польше об этом известно всей имеющей аттестат зрелости части общества, знающей о том, какую роль играли патриоты в «Солидарности», на «разговорах в Магдаленце», при осуществлении указов Бальцеровича. Результаты работы украинских патриотов тоже хорошо известны, особенно тем полякам, кто изучил украинский язык для пропаганды практического материализма среди эмигрантов. Поэтому оттенки патриотизма у белорусских активистов соответствующих направлений нам не интересны. Их общая результативность достаточно ясна, чтобы тратить время на размышления о том, как быстро они добьются результатов. Уж во всяком случае, быстрее образования организаций, проводящих коммунистическую политику в Белоруссии. Сейчас нет вообще никаких предпосылок для их существования, даже идейных. Наибольшее, что могут сделать сейчас белорусы, желающие содействовать коммунистическим преобразованиям общества - это просто понять что это за организации и в каких условиях они возможны, по каким законам они развиваются. Функции классового сознания наёмных работников в Белоруссии за последнюю треть века никакая организация не исполняла, не развивала и не собиралась приобретать. Цена теории, которая может оказаться для белорусов выше, чем цена партизанской эпопеи. Эта героическая страница истории наших соседей была частью войны, унесшей жизни где-то трети(!) довоенного белорусского населения.

 

____

 

Они разные, белорусские сторонники частной собственности. Одни рвутся в публичную политику, другим хватает публицистики. Кому-то не нравится Аляксандр Лукашэнка? На выбор множество местных имён и фамилий: Зянон Пазьняк, Аляксей Дзермант, Леанід Школьнікаў, Валер Цэпкала ... nomen illis legio[7]. Кажется, что не только представители наиболее многочисленных политических направлений, но и любые политические извращенцы найдут близких к себе сторонников частной собственности на белорусской земле: от автономных ходжаистов до национал-гомосекуалов. Пока во всех организациях господствуют сторонники частной собственности и нет ни одной заметной организации её противников, любой активизм будет активизмом в пользу частной собственности. Кто воспользуется плодами любых демократических выступлений даже при их массовости?

Разве Евромайдан не был на одном из этапов демократическим проявлением политической жизни?

Разве на Антимайдан в Донецке кого-то сгоняли угрозами убийства или избиения?

Разве уличная борьба с полицейскими силами в Минске наших дней - это не демократическое проявление политической жизни?

Есть демократия и демократия. Есть демократия организованного народа, принимающего и проверяющего практикой свои решения, народа, обучающегося искусству государственного управления. И есть демократия народа, не имевшего даже иллюзорных проявлений политической жизни. Есть демократия обдумывания и принятия решений и есть демократия надписывания бланков. В парадные дни они очень похожи, но по своему происхождению они противоположны до несовместимости. Есть демократия Шулявской Республики и есть демократия Майдана. Есть демократия петроградских рабочих и есть демократия «руського люду» из габсбургского королевства Галиции и Лодомерии. Есть уличная демократия непальского крестьянства, обрушившего монархию и поставившего во власть сторонников коммунизма, и есть уличная демократия белорусов, которая сторонников коммунизма во власть точно не поставит по причине их абсолютного идейно-организационного отсутствия.

Бывает, что происходят откаты. Тогда Львов из рассадника коммунизма в габсбургской монархии через провал Галицкой Советской Социалистической Республики под властью санационного режима превращается в логово ОУН(б). Демократизм украинцев делает откат к 1848 году. Габсбургская «демократия» надписывания бланков с голосованием по просьбам униатских попов появляется в истории не единожды, не только в период власти польского капитала. Она снова проявляет себя мощной силой украинских выборов 1990-х годов. Демократия петроградских металлистов за 70 лет превращается в демократию ленинградских синдикалистов, давшую новый импульс дезорганизации и фрагментации советского хозяйства.

Демократия имеет для коммунистической политики не самостоятельное значение, а полностью подчинённое значение относительно обучения широких масс обдумывать, принимать, исполнять и проверять решения относительно своей собственной общей жизни. Демократия заполнения бланков может быть прогрессивна и интересна только как шаг к демократии работающего в условиях ослабления товарности самоуправления на всех уровнях. Это подход, который Энгельс выработал ещё в начале 1840-х годов, который проводил потом основатель украинского политического коммунизма Франко[8], который поддерживали Люксембург и Ленин.

В ходе разворачивающихся событий выход за пределы уличного демократизма майдана или антимайдана организационно невозможен. Вне зависимости от внутриполитического результата события экономически окажутся в рамках консервативной по направленности и политической по виду революции. Спор идёт между представителями разных международных инвесторов. Они немного расходятся в желаемой скорости разобществления белорусских организаций и в пожеланиях по наполнению расписания акционерного раздела всей страны. Результат в любом случае будет тот самый, который Янка Купала описал в стихотворении 1919 года

 

У беларускім вольным краі,

З ярэмнай збрыўшы стараны,

Царыць чужынец, а ў паслугах

Хто?

- Беларускія сыны!

 

Бэлярусы уже «ў паслугах». Кто-то думает, что при их победе типичный доход народа будет приближаться к среднему доходу, составляющих некоторую часть бэлярусов работников информационных технологий? Нет, от них будут растекаться только антидемократизм и прислужничество любым панам, которые захотят иметь их у своих ног под условием полного классового и национального отречения. Не зря снова, как во времена Шушкевича, поползло по белорусским местечкам выражение «Каб ўратаваць Беларусь, трэба спаліць Мінск»[9], которое с тайной радостью, пусть вкладывая немного отличающийся смысл, но одобряют и сторонники Лукашенко, и его противники. Это довольно грубое предчувствие стойкого и глубокого антидемократизма всех рвущихся к власти сил, их приверженности к линии, ведущей к национальной катастрофе и к приобретению белорусским пролетариатом эмигрантского вида вместо оседлого.

Все организационные предпосылки какого-нибудь другого развития событий, более благоприятного для белорусских трудящихся, должны были закладываться именно в то время, когда одни представители белорусского политического коммунизма интересовались масонами, а другие справедливостью. Якобы сторонники плановых начал хозяйственной жизни оказались в полном подчинении политической, экономической и идейной стихии. С началом уличных событий политический коммунизм утратил любые шансы на влиятельность.

 

____

 

«Зробити міцним ліве крило на Євромайдані». Помните, какие-то люди ставили себе такую задачу. Кто-то решил попробовать использовать самоорганизацию в пользу Майдана для привития навыков самоорганизации в своих интересах. Мы не будем вспоминать здесь этих людей, хорошо известных политической милиции любой шенгенской страны, где исполняются такие функции. Проблема состоит в том, что их логика повторяется в ослабленном, но узнаваемом виде. Некая стачечная прокламация предлагает трудящимся в ходе стачек организовываться в противоположность тем, кто стачки вызывает и кто будет использовать их результат. На всякий случай отметим, что не только проведение коммунистической политики стачками сейчас невозможно. Отсутствуют самые простые предпосылки. Рядом со стихийным стачечным движением нет организационно достаточного числа людей, способных объяснить как, зачем и в какой форме организовываться в своих классовых интересах без перспектив стать жертвой манипуляции. Если нет даже способных объяснить, то куда там до способных организовать! Если отсутствуют органы классового сознания, это значит, что любые результаты публичных политических действий будут на пользу частной собственности. Стихийное содержимое самоорганизации неизбежно станет буржуазным да так, что некому этого будет даже заметить и выразить словами, не говоря о создании социалистической организации стачечного движения. Агитация стачечников политически ещё возможна, но организационно едва ли возможна. К ним можно ходить с тем же результатом, с которым один музыкант, представитель украинского политического коммунизма, ходил на Майдан. Он не обнаружил там кинокефалов и разошёлся с постояльцами городка только в отношении оценки исторической роли Сталина. В остальном же разногласий не было. Все были за демократизм, против олигархии, за национализацию банков и промышленности, против необходимости трудовой эмиграции и за жилищную реконструкцию в городах при снижении цен на жилищные услуги. Но, - замечает внимательный читатель, - действия постояльцев палаток, в той мере, в которой они на что-то влияли, привели ровно к обратному. Правильно! Не важно, какова фамилия того, к чьим словам прислушиваешься, важно почему будешь действовать в пользу частной собственности и разобществления. Можно было выбирать Симоненко, Януковича, Тягныбока, Тимошенко, Стрелкова, Пушилина... Как теперь видно, это был выбор без большой разницы для результата в отношении материальной или идейной жизни трудящихся Украины. Все были за частную собственность и за различные группировки собственников. У Белорусов нет ярких публичных политиков кроме единственного очень публичного политика. Поэтому белорусский выбор разных направлений может иметь форму выбора публицистического направления или выбора формально выставленной выборной программы. Но разве выбор между фамилиями Лукашэнка, Пазьняк, Дзермант, Школьнікаў, Ціханоўская, Цэпкала и другими так принципиально отличается от того, что имелось на Украине?

Читая очередное «стачечное воззвание», белорусский эмигрант рассмеялся. Причины понять нетрудно, даже если не знать особенностей белорусской жизни. Призывы прыгать через организационную пропасть оказались размещены в двух языковых вариантах, и белорусского варианта там не было. Одна версия была российской, другая следовала норме американского диалекта английского языка. Тщательный перевод на польский язык двух этих текстов позволил выявить их смысловые отличия. Мы не будем здесь останавливаться на этом вопросе, как и на содержании прокламации. В известных организационных условиях призывать можно с одинаковым результатом к чему угодно. Занятнее, что к трудящимся белорусам никто не счёл нужным обратиться на белорусском языке. Это вам не прокламация «Хопіць памяншэнняў заробку!» 2008 года, которая имела большую популярность и раздавалась по выбору в двух языковых вариантах. Попытки выйти за пределы экономизма в воззваниях наших дней, если и заметны, то куда менее выразительны чем в прокламации «Хопіць памяншэнняў заробку!». Нам неизвестны более удачные для Белоруссии попытки в улично-заводской прокламации уйти от идеологии исключительного значения экономической борьбы против частных собственников. Увы, авторы прокламации, как сообщают немецкие товарищи, политически разложились к 2011 году. Впрочем, если смотреть не только на лучшие образцы, а на типичных представителей движения, то трудно не заметить, что организационное разложение активизма достигло пределов. Белорусский эмигрант пояснил, что английский вариант мог быть предназначен не только для внешних оппортунистических отбросов, но и для ... тех самых бэлярусов из сферы информационных технологий. Сложно не процитировать афористичное резюме, высказанное после изучения товарищем всего стачечного воззвания: «Бэлярусы і падмаскальнікі адзіным фронтам». Действительно, сложно не заметить, что «провашингтонские» и «промосковские» практики политической проституции у наших соседей пока что едины в стремлении свалить главу крупнейшей финансово-промышленной группы Белоруссии. С первыми их успехами начнётся взаимная грызня. Кто знает, не станут ли пророческими слова Янка Купалы?

 

На беларускім буйным полі

З вясны да новае вясны

Растуць крыжы, а пад крыжамі

Хто?

- Беларускія сыны!

 

Война не является для Белоруссии невозможной экономически. Она привлекательна для создания сильного беспокойства у слабого российского империализма или у ещё менее полноценной в возможностях реализации захватнических намерений польской буржуазии. Война перспективна для ликвидации узла китайского инвестиционного присутствия. Лукашенко известен поддержкой лозунга «Каб толькі не вайна». История знает десятки примеров, что когда целое общество начинает жить по этому лозунгу, развитие частной собственности делает войну неизбежной. Разобществление в виде того самого белорусского «слова с тремя «ы»» как главная тенденция белорусской жизни накладывает весьма специфические черты на литературные продукты наших соседей. Суицидальность свежих по времени создания (но не по содержанию) произведений белорусской культуры едва ли сильно отличается от литовского безразличия ко всему, она лишь немного превосходит то, что можно найти в современной польской литературе. Из каких бы экскрементов не было составлено явление под названием «сучбелліт», всё-таки можно проследить, какова была преобразованная в жижу еда. Нужно только побороть брезгливость. Велика ли проблема, - спросит проницательный читатель, - после вскрытия политических трупов да после политической копрографии? Пробуем склониться с лупой и скальпелем...

Какое восприятие будущего можно найти в кладовых декадентствующего лингвоцентризма?

Есть такой профессиональный бэлярус, Сяржук Сокалаў-Воюш. Он успел вовремя попасть в край своей мечты - в США. Мечта белорусского патриота она ведь не на земле «ад Вільні да Мазыра, ад Вітэбска за малым не да Чарнігава, гдзе Гродна, Міньск, Магілёў, Вільня і шмат мястэчкаў і вёсак...»[10], она ведь в США. Разве в этом белорусский патриот отличается от польского, или от украинского, или ... от немецкого или российского патриота?

И вот пришли сведения, что Сяржук Сокалаў-Воюш завизжал от наступающей в США коммунизации общественных настроений. Он то думал, что там в основном сторонники частной собственности, а там огромная общественная почва для просветительских и социалистических настроений: уже 40 миллионов безработных, не менее 15 миллионов под угрозой голода, а также 35 миллионов неспособных соотносить бытовые и публичные надписи со своими личными задачами (то есть тяжело безграмотных)... А в дополнении к этому медики США не имеют никакого желания предпринимать что-либо в отношении коронавирусной инфекции, если вдруг её получит тот самый не имеющий достаточно бумаг от Федеральной Резервной Системы США Сяржук Сокалаў-Воюш. Вчитаемся в одно из самых известных его произведений, в эмигрантскую песню на мотив известной мелодии Михала Клеофаса Огиньского.

 

Сонца праменьне стужкай вузкай

Ператкала помны вечар.

Край бацькоўскі, край мой беларускі,

Я табе кажу на разьвітаньне «Да спатканьня, да сустрэчы».

 

Борьба внутри Белоруссии трудна и опасна, поэтому растим ноги у чемодана и «Да спатканьня, да сустрэчы»! Вот он уровень небезразличия к белорусской жизни!

Или вот из стихотворения, которое написала Яўгенія Янішчыц. Последние четыре строки из стихотворения «Гавары са мной па-беларуску», написанного задолго до начала кровопролития и первых попыток переворота.

 

Час - вар'ят, шалёнае таксі.

Толькі ўсё ж ня мысьлю я аб спуску.

Кажаш, што магілы зарасьлі?

Памаўчы са мной па-беларуску.

 

Странно. Мы считаем, что язык нужен для жизненных проявлений живых людей. Чтобы они организовывали с помощью языковых средств поддержание и улучшение своих человеческих проявлений многообразными природными процессами поставленными на службу людям труда. Здесь предлагают на белорусском языке молчать над могилами...

Или вот запись песни 2013 года под названием «Размаўляй са мной па-беларуску» с неразборчивой авторской подписью: «Юлія Носік» или «Юлія Новік»

 

...

 

І на вечнай на сьвятой мяжы

На апошняй для мяне дарозе

Слова беларускае кажы

Каб маглі сустэцца ў іншым сьвеце

Ў незнаёмым вечным тым віры

Душы нашы кроплі две ў сусьвеце

Ты па беларуску гавары.

 

Всё просто. Здесь язык нужен для опознания в загробном мире...

Два процитированных стихотворения должны были не подтвердить какие-то предположения, а показать встречу самочувствия белорусского общества и лингвоцентрического кретинизма, начатого, да-да, теми самыми «расійскамоўнымі беларускімі нацыяналістамі». Те, кто выражает в политике то, что две этих странных поэтессы выражают в поэзии, скоро получат безраздельную власть над Белоруссией. Суицидальность и лингвоцентризм это не самые значимые черты будущего, в которым главным станет известное белорусам слово с тремя «ы»: «прыватызацыя».

Что ждать коммунистическим сообществам Европы от белорусских событий? Ничего хорошего. Невзирая на ничтожность политического коммунизма, в нашей части Европы, поднимется очередная волна антикоммунизма как средство объяснить политические провалы правящих ставленников крупных финансовых групп. Вялая полемика в Объединении Марксистов Польских склоняется к тому, что в этот раз будет задет не только разложившийся политический коммунизм, но и теоретический коммунизм. Это вызвано тем, что разложение политического коммунизма во многих странах уже сделало его столь малочисленным, что группки социалистических школьников обладают большей численностью. Это предполагает другую фокусировку внимания политической полиции, которая ранее была больше привычна для Германии, чем для Польши. Вместо политических сект под ударом окажутся самообразовательные комитеты школьников, если только они не копируют немецких форм нелегальной теоретической и самообразовательной работы. Как бы там ни было, хоть и не ясно из какой среды, но вполне вероятно, что через 2-3 года синхронно появятся очередные издания ОСОБА_1, ЛИЦО_1, и первые издания АСОБА_1 и OSOBA_1.

Самоубийство украинского политического коммунизма произошло синхронно с крахом российского политического коммунизма, который оказался для внешнего наблюдателя тем же самым, чем был в 2014 году российский политический антикоммунизм. Украинский пролетариат 2014 года обнаружил против себя единый фронт украинских националистов и российского политического коммунизма, российского национализма и польского комсомола, сторонников вступления в Европейский Союз и сторонников Таможенного Союза. В таких условиях украинский пролетариат потерял и без того не очень массовую политическую публицистику и вступил в продолжающуюся идейную кому. Такова была цена самоубийства украинского политического коммунизма, рассеявшегося как майданный дым.

Исчезновение украинского политического коммунизма совпало с появлением российского самообразования в традиционном, немецко-украинском виде тематических групп сократической полемики над прочитанным. Ничего организационно толкового это сообщество не могло дать, но по крайней мере, был сделан важнейший шаг к тому, чтобы сторонники коммунизма в России поняли своё действительное организационное, политическое, теоретическое и экономическое положение. Первым фактом сознания российского теоретического коммунизма стала предательская роль того, что считало себя российским коммунизмом в любом направлении: в отношении трудового народа России, в отношении разложенного советского народа, в отношении стран народной демократии, афганских демократов, украинского пролетариата, революционеров в США, функций классового сознания, собственной коллективной совести.

Не зная нотной записи и комбинируя значки на линиях, конечно, можно написать симфонию. Вот только все известные не из теории вероятностей примеры создания симфоний предполагают ясное и развитое долгими тренировками понимание связи ноты и звука. Итак, в России уже начали улавливать эту связь, а значит есть небольшой шанс, что дело дойдёт до овладения инструментами. Путь к такому положению лежал из антикоммунистического смрада 2014 года.

К чему приведут белорусские события? Полные их последствия ещё невозможно оценить. Понятно лишь то, что в итоге значительно изменится ситуация с коммунизмом во всех соседних странах. Белоруссия зажата между странами, в которых после 2011 года уже состоялась тектоническая трансформация коммунистических и квазикоммунистических сообществ: Литвой, Польшей, Украиной и Россией. Только коммунистические сообщества Латвии не переживали никаких резких переломов деятельности, но это можно считать небольшим исключением. Вероятнее всего, белорусский коммунизм ждёт полная апатия и политическое опустошение, которое будет тем более сильным, чем менее сильным был белорусский политический коммунизм относительно украинского в 2013 году.

Подобно тому как последние майданные события отправили в кому украинский теоретический коммунизм, можно уверенно заявить, что белорусская самообразовательная интермедия случившаяся между 2014 и 2020 годами в прежнем виде закончена. Не вызывают никакого оптимизма размышления о том, что будет с её результатами в следующем акте. Ставится вопрос о том, только ли белорусская самообразовательная интермедия подходит к концу. Аналогичная более или менее численная, более или менее продвинувшаяся в методах работы тенденция в польской и российской жизни безусловно втягивается под действие ближайших политических, экономических и идейных последствий белорусских событий. Нет никаких оснований предполагать, что эти последствия будет в основном благоприятными для сторонников коммунизма. Выживет ли белорусское теоретическое самообразование? У нас есть очень большие сомнения, которые подтверждаются и белорусским эмигрантом, и литовскими, и немецкими товарищами, следящими за событиями.

Вне зависимости от того, выживет ли белорусское теоретическое самообразование, на смену полусознательным остаткам прошлых форм политического коммунизма, приходит новое поколение пролетариев и батраков, которому частная собственность не может гарантировать никаких действительных или иллюзорных выходов из создавшегося положения с эмиграцией, деградацией промышленности и общей культуры, жилищ и образования. Именно новые выходцы из этого поколения будут пробуждены своим экономическим интересом к изучению и развитию научного коммунизма, а потом, когда накопится достаточно сил и ума, и к классовой самоорганизации в партию нового типа. Как и в каких формах это будет происходить, пока неизвестно, но безусловно, что перед новой освежающей трансформацией европейского коммунизма будет международная волна антикоммунизма, в которой будет очень сложно устоять организациям, не имеющим своей политической милиции. Как мрачно шутили по другому поводу[11] немецкие товарищи, «гарантированно выживет только победитель социалистического соревнования между политическими милициями».

 

[1] По данным восточных товарищей, отдельный политико-теоретический интерес представляет ответ Богданова на «Материализм и эмпириокритицизм». К сожалению, никаких подобных документов не найдено на польском или немецком языке - WP.

 

[2] Для литературного слова «праца» «труд» в данном случае выступает как болгарское заимствование из литературы культа. В украинской литературе такое заимствование можно найти у Франко в стихотворении «Сідогалвому» - Пер.

 

[3]  См. поэму "Панські жарти" Франко - Пер.

 

[4]  См. поэму "Панські жарти" Франко - Пер.

 

[5] Политические факты взяты преимущественно из публикаций: Eduard Baumgartner, Der Große Bauerkreig, Wien, Verlag der Wiener Volksbuchhandlung, (1925) и Eduard Baumgartner, Der große Bauernkrieg : Das gewaltige Kämpfen und Sterben der Bauern Deutschlands vor 400 Jahren. Gebundene Ausgabe - 1. Januar 1924, Wien : Wiener Volksbuchhandlung - WP.

 

[6]  См. Публикации «Общества Томаса Мюнцера» https://www.thomasmuentzer.de/vita/ - Пер.

 

[7]  Лат.: имя им легион - Пер.

 

[8] Ему лично так и не удалось победить демократию надписывания бланков. Забитое украинское крестьянство так и не сделало его своим официальным публичным политическим представителем, вопреки желанию самого литератора - WP.

 

[9] Вероятно, местная переделка фразы, приписываемой талантливому российскому полководцу периода наполеоновских войн М. И. Голенищеву-Кутузову: «Для спасения России нужно сжечь Москву» - Пер.

 

[10] Францішак Багушэвіч, Прадмова да «Дудкі беларускай».

 

[11] Волна антикоммунистических репрессий режима Гельмута Коля в начале 1990-х годов накрыла обе части Германии, что потребовало сильного развития функций политической милиции от многих организаций, не перешедших на сторону реформизма - Пер.

 

 

 

теория политика