Вернуться на главную страницу

De politica (О политике). Часть XX. Из жизни «практиков». Мистерии на пределе и на границе.

2019-11-26  Włodzimierz Podlipski Версия для печати

 De politica (О политике).  Часть XX.  Из жизни «практиков». Мистерии на пределе и на границе.

Часть I Часть II Часть III

Часть IV Часть V Часть VI

Часть VII Часть VIII Часть IX

Часть X Часть XI Часть XII

Часть XIII Часть XIV

Часть XV, Часть XVІ

 Часть XVІІ

Часть XІX

... Ми прийшли до цікавого висновку: що довше термін нашої праці, який ми оглядаємо у мисленні, то довше колектив бачить вперед, то ясніше уявляє кожен член колективу свої власні завдання, то більше всі ми розуміємо й відчуваємо, як від твоєї роботи залежить робота твого колеги й всього колективу.

Василь Сухомлинський1

Попробуем послушаться совета выдающегося советского педагога и заглянуть почти на десятилетие назад, едва ли не в дошенгенскую Польшу...

Этот взгляд как бы «на себя», то есть на не самых отвратительных участников политического коммунизма прошлого может быть очень поучительным. Особенно он будет поучительным перед тем, как оценивать различные организационные планы. Их вообще бесполезно рассматривать в перспективе меньше чем 5 лет. А для такой длительной перспективы их бесполезно составлять в предположении менее изменчивой политической обстановки, чем Украина имела до и после 2014 года. Ведь хорошо профинансировання внезапность, называемая "Євромайдан" - это всего лишь очередной акт наступления частной собственности и её идеологов на все сферы общественной жизни. К похожим результатам (но медленнее) Россия и Белоруссия приходят при сохранении политических режимов, но едва ли трудовому народу этих стран от этого легче. Впрочем, политической стабильности от этого больше не становится, тем более - в среднесрочной перспективе. Сейчас речь пойдёт совсем не о легализме, с которым мы уж ранее познакомились, пронаблюдав за членом facebook-ЦК. Речь пойдёт о более широком промахе, который не зависит от отношения к действующей законности. Речь идёт о том, что расчёт на политическую стабильность от Дублина до Урала - это не только политическое преступление перед задачами, которое ставит наступающее на народы Европы безрадостное будущее, но и просто ошибка.

***

Итак, «практики». «Долой скотов гипертеоретизма, сидящих в одной из варшавских беседок за обсуждением жилищного вопроса на основе критического разбора книги Энгельса. Даёшь нечто более весомое, чем подготовка точного и своевременного схватывания меняющейся политической и общественной ситуации, чем подготовка организационных навыков и организационной чувствительности» - кричит проницательный читатель.

Даю, бери.

***

Смеркалось. Уже в наступающей тьме поезд проехал на запад белорусско-польскую границу. Белоруссия осталась на востоке, с запада приближалась таможенная и пограничная станция Польши, фактически первая станция шенгенского режима на пути поезда. Впрочем, в таможенном смысле Белоруссия ещё не закончилась, и в поезде имелись выпущенные белорусской таможней, но не впущенные польской таможней товары. Прислушаемся к шепчущему разговору у предельно широко открытого окна медленно едущего поезда.

- Хутчэй, хутчэй!

- Яшчэ адну. Яшчэ!

- Не ідзе.

- Нагой яе... нагой! Хуткасць гэта нашыя грошы!

Вдоль пути оставляют след мягкие параллелепипеды, иногда мятые, с усердием выпихнутые из окна. Каждый имеет несколько небрежных мазков краской, которая при инфракрасном наблюдении выглядит как отражающее пятно, а на обычный взгляд похожа на едва заметный жир. Вот из кустов выглянули люди с инфракрасными окулярами и начали чинно собирать выкинутые параллелепипеды. Но через несколько минут на приграничной дороге со стороны польских пограничных сооружений чуть слышно подъехал автомобиль с пограничниками, имеющими заряженное оружие...

Мы оставим наших новых знакомых весенним вечером 20** года у польско-белорусской границы. Не всегда рассказанная история заканчивалась в пользу пограничников и полиции. Контрабанда неискоренима с того самого момента, как братские народы были разделены границей. «Не нарушенное не граница» - перефразировал Гегеля один украинский мыслитель.

В нашем случае из поезда выкидывали не наркотики и не табачные блоки. Нет, с проституцией это тоже никак не было связано. Можно не беспокоиться, это были мягкие изделия санитарного назначения. Не будем рекламировать торговую марку на монополизированном рынке этих гуманитарных товаров.

Читатель недоумевает: «Что вообще делает этот рассказ делает в составе очерков с названием «De politica»?» Конечно, по самому рассказу этого не понять. Нужно проследить цепь общественной зависимости на соседние звенья. На вырученные деньги (а никто не знает, сколько было выкинуто упаковок за всё время и именно этими людьми) были напечатаны глянцевые портреты одного известного политика грузинского происхождения с календарной таблицей внизу. Они хорошо смотрелись на заложенных плиткой стенах одного из «пристанищ коммунизма» отнюдь не в Польше, и совсем не на белорусской земле. Когда о финансировании подобной полиграфии узнала Эва Бальцарэк, хорошо ориентирующаяся в российской песенной культуре, она тут же процитировала:

«Сталинской улыбкою согрета

радуется наша детвора»

Да, наша политическая детвора радуется. Согрета она сталинской улыбкой или белорусскими рублями не столь важно. Важно, что к коммунизму всё это имеет не больше отношения, чем музыковедение к энтомологии. Но это, господа «политические» «коммунисты», так называемая практика. В своё время, уже довольно давно, было весьма занятно наблюдать за тем, как деятели PZPR2 иногда даже воеводского масштаба ушли в бизнес после разговоров в Магдаленце. Мало кто тогда понимал, что состоялся фактически второй Тагровицкий сговор не только в смысле катастрофы польской национальной жизни, но и в смысле катастрофы и без того не особенно сильного польского коммунизма. Один социалистический школьник недавно поднял характерный вопрос: был ли Марек Семек единственным членом PZPR, кто не пошёл в бизнес? Нет, он был не единственным. Но, согласитесь, чтобы получать деньги на пропаганду научного коммунизма из фонда Сороса, нужно было оказаться в очень специфической политической и нравственной обстановке, которую ой не все могут выдержать даже сейчас. Впрочем, в фонде Сороса теперь более внимательны к публикациям кандидатов. Уж спустя столько лет едва ли деньги сможет получить кто-нибудь, способный на публикации статьи, аналогичной политически знаменитому памфлету Семека «Ленин и прислужники». В наше время стало очень удобно быть внимательным. Передаёшь анализатору ссылку на facebook какого-нибудь «facebook-члена ЦК» или члена facebook-ЦК и тут же получаешь рекомендацию по размеру гранта. За «возвратный тариф» можно увеличить ставку. Правда, для этого политический эксгибиционист должен быть щедрым. Так бывает не всегда.

С момента разговоров в Тагровице, прости читатель, в Магдаленце, до эпизода на белорусской границе прошло примерно двадцать лет. Если «политический коммунизм» не идёт в бизнес, бизнес приходит в политической коммунизм. Главный редактор американского журнала «Якобинец» на «социалистической конференции» в Чикаго недавно представил свою книгу. Значительная часть этого издания была посвящена одному из сакральных вопросов «политического» «коммунизма» - как правильно и вдоволь зарабатывать на усиливающихся симпатиях американских граждан к коммунизму.

А вот сводка из-за Буга, которая пришла от немецких товарищей, но, позднее, была подтверждена на востоке. Некий XX в заявлениях со стороны ZZ обвиняется в том, что присвоил 570€ (это 2450 злотых или 16260₴). Оказалось, что это были не «570€ в кармане», а «мнимые 570€». Точнее, депозитарные обязательства. XX обязался хранить такую сумму, если она поступит. А, впрочем, мнимые 100 талеров, как видим, могут действовать также разлагающе, как и 100 талеров в кармане. Немецкий товарищ брезгливо прокомментировал: «Это какие-то Фуггеры, а не ленинцы». Фуггеры - это немецкие банкиры XVІ века, сумевшие выловить миллионы флоринов из мутной политической жижи эпохи Великой Крестьянской Войны в Германии. Эти самые банкиры иногда прямо, но чаще косвенно, финансировали контрреволюцию. А ведь это было намного честнее, чем то косвенное финансирование контрреволюции, которое, за неимением альтернатив, осуществляют читатели американского журнала «Якобинец».

Разве практика может быть только такой? Конечно нет! Кто посмеет сказать, что ОСОБА_1 занимался теорией? В судебном решении, составленном в мае 2015 года мы можем прочитать о том, что были изъяты: «4 дощовики, 5 прапорів, 19 футболок, 7 кепок та 5 дисків з комуністичною символікою, 8 комсомольських квитків, облікові картки на ім'я ОСОБА_6, ОСОБА_7, ОСОБА_8, бланки облікових карток ЛКСМУ, листівки з комуністичною символікою, диск з надписом «ІНФОРМАЦІЯ_5»». Это, товарищ Лебский, тоже «практика». Книги со словами «немає нічого практичнішого за гарну теорію» в помещении, которое занимал ОСОБА_1, не было. Ни в facebook по адресу ІНФОРМАЦІЯ_2, ни в протоколах обыска ничего подобного не упоминается. Ведь не всем нужно повторять юридический путь, пройденный ОСОБОЮ_1, чтобы понять, что «немає нічого практичнішого за гарну теорію», как перевели высказывание некоего ОСОБА_5?

Практика бывает всякая... Много есть всяких занятий, которые можно назвать «практика», хотя бы занятия «facebook-члена ЦК». Тоже ведь не теория, товарищ Лебский? Или храбрый немецкий эксгибиционист должен быть зачислен в теоретики? Тогда уж не стоит удивляться бытовой контрабанде. Кстати, её организатор не знает ни белорусского, ни польского, ни литовского языка. Но он одним из первых за Бугом понял хотя бы в общих чертах, что такое политический коммунизм. Это было, по польским данным, в 2011 году, а по немецким - в 2010 году. Впрочем, никто не виноват в том, какой выбор источников существования ему представляется. В наше непростое время уже то, что не причиняешь прямого вреда другим людям, считается достойным способом заработка. А неразборчивой в средствах частнособственнической конкуренции с государством частных собственников не брезгуют заниматься многие частные собственники. Даже если это собственники мелких партий санитарных товаров. Не думаю, что так принципиально в связи с разбором контрабандистских занятий то, что организаторов стошнило от политического коммунизма, и они одними из первых за Бугом попытались понять, что такое теоретический коммунизм. Намного более принципиальное значение имеет тот факт, что товарища Лебского от политического коммунизма не тошнит. Вспоминается популярный у варшавских студентов-медиков анекдот об ответе мазохиста с тяжёлыми болями на вопрос врача: «Я не страдаю от этой болезни».

А вот ещё «практикующие». Читатель может помнить, что во второй части этих очерков упоминалась некая организация, которая требовала «диалектически совмещать теорию и практику». Некоторые её адепты уже тогда, четыре года назад, активно выступали против самообразовательных сообществ. Где сейчас эта организация? Она утонула в чёрных водах Леты и уже вошла не только в организационное и политическое банкротство, но и в финансовое. Сколько было этих громких сект политического коммунизма... Какой «практики» хочет товарищ Лебский и что предусмотрено, чтобы в жизни участников самообразования практика не стала такой, какой она до сих пор всегда была, то есть практикой разложения и поражения, практикой ковыряния в застоявшихся экскрементах политического коммунизма?

Но, может, последняя характеристика слишком риторична? Нет. Не так давно очередной немецкий товарищ, реферировавший российские источники, оседающие на событийно-текстовом фильтре всезнающего Гугла, отказался продолжать реферирование и сделал заявление о сложении полномочий. Из четырёх пояснительных абзацев товарищ позволил процитировать ядро: «Задачей, которая была мне поставлена и которою я до того должным образом исполнял, было изучение тенденций в отношении материализма и идеализма ... На протяжении последних недель не поступало ничего, кроме «войны компромата». По большей части эти источники бесполезны для указанной цели и представляют из себя сплошной [немецкая непечатная лексика] политический идеализм».

Почему подобных заявлений не делают немецкие товарищи, реферирующие польские источники? Потому что они сразу готовятся к тому, что даже в отношении авторитетных товарищей из SMP в организационном отношении будет найден «сплошной [немецкая непечатная лексика] политический идеализм». А вот к российским источникам ожидания явно завышенные, особенно после того, как в России было обнаружено самообразование по ленинским работам. То есть немецкие товарищи желали изредка иметь из России свидетельства политического материализма. Увы, за Днепром дела оказались ненамного лучше польских, хотя и ненамного хуже, несмотря на отсутствие аналогов SMP.

Нестойкому немцу найдут замену. Как говорят, на реферировании попадались люди совершенно не знакомые ни с российской политической литературой, ни со славянскими языками. Пусть попробуют какие-нибудь восточные квазикоммунистические элементы на основании facebook и архива Гугла составить столь же подробные рефераты о состоянии немецкого коммунизма в отношении организаций более серьёзных, чем созданная при поддержке политической полиции Die Linke. Кто попробует, тот сразу поймёт разницу коммунизма по разные берега Одры. Это только в российском политическом коммунизме не реферируют никого из тех, кто есть вокруг. Немцы же гордо зовут себя «страна пуганных идиотов». Земли непуганых идиотов ещё несколько лет назад начинались сразу за Одрой. Но усилия прокуратуры, IPN и ABW3 могут закончиться успехом в том смысле, что земли непуганных идиотов будут начинаться только за Бугом. Слишком долго над Вислой безраздельно господствовал «сплошной [немецкая непечатная лексика] политический идеализм». Сколько лет он господствовал в Польше! Не даром „lewica polska" это политическое и организационное ругательство не только в Германии, но и в Словакии. Желая подкрепить соседские мнения, рискну доказать, что только отечественной картиной можно довести до рвоты!

«Pan Podlipski снова занимается политической копрографией» - снисходительно рецензирует очередной мой очерк проницательный рецензент с берегов Варты. Это правда. Пока не начал писать эти очерки, думал, что это от меня так плохо воняет, ибо в политическом коммунизме запах был весьма неприятным. Да и как могут пахнуть язвы с ОСОБАМИ_1? Но оказалось, что есть люди, рядом с которыми нет никакого запаха. И они есть на любом берегу Одры и Буга, Нямунаса и Днепра, Даугавы и Лабы. Кажется, проницательный рецензент, это от тебя пахнет... Уйди подальше, не кричи про коммунизм и не ходи на демонстрации - тогда и выдумать политическую копрографию сможет только больное воображение. А пока что есть немало относимых к названному жанру зарисовок из польской, немецкой, украинской и вообще европейской жизни. Вызывающее рвоту содержание некоторых зарисовок слишком хорошо известно многим вплоть до нынешних социалистических школьников. Итак, чтобы вызвать приступ рвоты отечественными картинками, нужно перенестись в прошлое, больше чем на десятилетие.

В те далёкие времена все великие всемирные вопросы коммунистического движения решались на берегах Вислы, Варты и Одры. «В те благословенные времена» в политическом коммунизме было небезопасно для репутации ежедневно помнить о существовании таких же людей с другой стороны Карпат за Бугом и Одрой. Это была эпоха разброда и патриотических заигрываний, доходящих до симпатий к Пилсудскому4. В теоретическом отношении это была эпоха торжествующего обскурантизма. «Долой скотов гипертеоретизма!»- кричит проницательный читатель (за десять лет его голос не изменился и лозунг остался старый). Долой! Вот тебе настоящие практики 200* года из дошенгенской Польши. В те далёкие времена незабвенный Facebook-ЦК не существовал. КПП была в несколько раз многочисленнее и рядом группировался Комсомол заседавший без смартфонов. Бумажная почта, преимущественно легальная (то есть гласная), ещё играла заметную роль в коммунистическом движении нашей части Европы и не была чисто вспомогательным инструментом, каким являются сейчас негласные внутришенгенские почтовые сети. Эти времена давно прошли! Теперь больше половины участников SMP не имеет никакого опыта работы с бумажной корреспонденцией. Но более десяти лет назад бумажная корреспонденция ещё циркулировала в теле польского политического коммунизма. В самом начале нового века представители польского и чешского комсомола решили встретиться во Вроцлаве, урегулировать вопросы о взаимном признании в разных сферах, о сотрудничестве и, заодно, о статусе Силезии5. Это были настоящие практики!

К назначенному времени на чердаке одного из многоэтажных многоподъездных домов во Вроцлаве был демонтирован замок. Обширное пыльное помещение с окном было выметено и оборудовано столом, заклеенным декоративной плёнкой. Убедившись, что жители никак не реагируют на подготовку поистине всемирно-исторического события, представители польского комсомола оснастили помещение дополнительно несколькими плакатами и стульями. В назначенный день было выставлено наружное наблюдение и подготовлены эвакуационные пути. Представителей чешского политического коммунизма школьно-студенческого образца6 встретили на обычном месте встреч и проводили до того самого стола на том самом чердаке. Там уже сидели важные представители тех же самых кругов, но из Польши7. «Принимающая сторона» - так пишут в дипломатических описаниях и договорах.

На столе «принимающей стороны» была банка с печатью и текст договора на немецком языке. Да, когда славяне не могут решить, на каком языке составлять точные формулировки, они нередко выбирают немецкий. С 1848 года (когда Энгельс иронизировал над немецкоязычным славянским съездом) до тех пор мало что изменилось8. К договору, который собирались править и размножать через переводную бумагу (кто помнит такую технологию?), прилагались распечатанные в 4-5 экземплярах контурные карты Европы и мира не меньше чем стандартного формата А2, а то и А1. Да, на вроцлавсом чердаке, где лежали контурные карты с польскими и чешскими надписями собрались делить мир. Забудь, читатель, всё, что знаешь о Вестфальской, Версальской и Потсдамской системе. По настоящему Европу, а, заодно и весь окружающий мир, собрались делить на вроцлавском чердаке! Проверив полномочия, коллеги уселись за стол и стали готовить две контурных карты: заявленные сферы интересов в Европе и мире. Уверенно прочертили польские представители линию по внутринемецкой границе, оставив Западную Германию в чешской сфере интересов. И чешские представители не отставали, отделив в свою сферу интересов Молдавию от других советских стран. По западной суданской границе стороны единогласно разделили сферы интересов в Африке... Постой читатель, я тоже имею непечатные мысли о том, что в Судане и в Центральноафриканской республике сказали бы о польском комсомоле и о «кадровом резерве Коммунистической Партии Чехии и Моравии» тоже. Я тоже думаю, что их не смогли бы правильно отличить между собой, но имели бы о них определённое консолидированное мнение... О, великие практики! «Скоты гипертеоретизма» не могли тогда высмеивать ваши занятия, ведь организованное политическое самообразование в нашей части Европы отсутствовало. Хохот накроет, спустя много лет, всего лишь обычные политические трупы. Те самые, которые годами производил политический коммунизм Польши и Чехии. Более десяти лет назад, господа «практики», вы сами творили дух эпохи и дух политического коммунизма. Такой, что люди шли на курсы инженеров по вентиляции9.

Откуда же вся эта история с разделом мира попадает на публику? Загляните в окно с вроцлавского чердака. Видите, какие-то студенты, вроде бы в подпитии, отвлекли школьницу из наружного наблюдения. А вот там, внизу, ещё двое быстро зашли в подъезд. Тихо поднявшись до чердака, на последнем лестничном пролёте они озвучили ритмичные и громкие шаги. Постучав в прикрытую дверь, они принялись имитировать взлом (ибо её никто не блокировал) и кричать

- Halt! Achtung! Händen hoch!10

И даже

- Passieren verboten! Hier ist die Grenze!11

А это уже было совсем пикантно на фоне рисования границ на контурных картах. Со скрипом дверь была открыта через десять секунд. Стол и стулья с вроцлавских свалок, плакаты, куски переводной бумаги с различимым текстом и контурные карты стали добычей ворвавшихся. Убегающие представители «комсомолов» были сфотографированы из окна. Это фото заложено между книг у одной ныне весьма уважаемой немецкой товаришки, которой сейчас больше 40 лет. В те далёкие года она помогла польским товарищам провести забавную операцию против «политических фриков», за что получила памятный фотосувенир. С тех времён она неплохо понимает польский язык, правда, отвечать теперь предпочитает на немецком или эсперанто. Где сейчас участники раздела мира? Думается, их смыло из политического коммунизма. Некоторых смыло прямиком в политический унитаз. Были и другие варианты: алкоголизм, бизнес, психиатрия, католицизм, PiS, вообще отказ от любой систематической формы общественной жизни. Всё что угодно! Вот чего хотят лишить участников самообразования «скоты гипертеоретизма». Вот какие люди заявляют решительную и антагонистическую оппозицию тезисам товарища Лебского. Вывод? Его не будет. Вчитайтесь ещё раз в эпиграф:

... Ми прийшли до цікавого висновку: що довше термін нашої праці, який ми оглядаємо у мисленні, то довше колектив бачить вперед, то ясніше уявляє кожен член колективу свої власні завдання, то більше всі ми розуміємо й відчуваємо, як від твоєї роботи залежить робота твого колеги й всього колективу. (Василь Сухомлинський)

___

Какое отношение это имеет к рабочей борьбе? К борьбе за ликвидацию классового деления общества? Я и сам, читатель, хотел бы это знать, да только в политическом коммунизме этих людей уже нет. Мало у меня шансов чтобы ответить на этот вопрос в печатных выражениях. Что я мог бы об этом рассказать с осмыслением моим коллегам из металлической мастерской в Варшаве? А что мог бы своим коллегам сказать мой товарищ из пищевого комбината на воеводстве или другой товарищ с другого воеводства - учитель гуманитаристики? Есть ли вообще в литературном польском языке выразительные средства для лаконичного определения отношения всех этих «практиков» к развитию политической и теоретической борьбы эксплуатируемого класса? Недавно на самообразовательном заседании один товарищ, опираясь на «Поэтику» Стагирита и «Лаокоон» Лессинга, доказывал, что изображать безобразное исключительно трудно. Да, античное искусство мало изображало страдание и было далеко от современной «абстрактной живописи» по способности изображать безобразное. Политическая копрография - это жанр не известный радостному искусству античной Греции. Политически нежизнеспособные хтонические существа являются в продолжаемых очерках важнейшим предметом изображения. Это тем более огорчает, что изображать приходится реальных действующих людей, предостерегая других. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» - писали в документах господствовавшей партии Народной Польши. Современные призывы, должно быть, не столь всемирны, но, надеюсь, остаются практичными: «Проверь сначала палкой, потом наступай ногой!» «Читай карту!» «Не лезь туда - упадёшь лицом в коричневую жижу!» «Осторожно, не испачкайся зря!» «Не веришь - принюхайся!» Основы политической топографии и санитарии...

___

1 Знаменитый советский педагог позднего периода. В 1970-х годах наладил работу школы в посёлке Павлыш (укр. Павлиш) (надднепровская Украина). Одна из наиболее известных работ "Методика виховання колективу" (1971, "Радянська школа").

2 PZPR - Польская объединенная рабочая партия (ПОРП) - господствовавшая в Народной Польше партия - Ред.

3 Польская политическая полиция. Орган, осуществляющий политический сыск.

4 Некоторые фракции в Коммунистической Партии Польши межвоенного периода открыто поддержали переворот Пилсудского, поскольку он нарушил интересы некоторых особо реакционных представителей бизнес-кругов - Ред.

5 Историческая Силезия в Потсдамской системе (1945) была разделена между Демократической Германией, Чехословакией и Польшей, которой отошло более четырёх пятых площади. - Ред.

6 С 2006 по 2009/2010 год Коммунистический Союз Молодёжи (Чехии и Моравии) был делегализован в связи с отказом от официальной апологии частной собственности. Это сильно оздоровило ситуацию в организации, которая в 2009 году была одной из наиболее активных в Европе. Легализация была проведена под государственным давлением. Она уничтожила формировавшуюся фракцию в пользу теоретического самообразования, ориентировавшуюся на Берлин, и подорвала влияние фракции, выступавшей за активный экспорт из Германии методов долгосрочной нелегальной работы.

7 В те годы польский комсомол активно работал «над укреплением Коммунистической Партии Польши». Результат известен. Та группа, которая сейчас не может наладить интернет-агитацию, и которая теперь выступает как Комсомол, два или три раза теряла преемственность по отношению к тем, кто организовывал «заседание во Вроцлаве». Фактически это разные организации из разных людей. Насколько нам известно, единый архив отсутствует - WP.

8 Язык эсперанто нашёл ограниченное вспомогательное употребление несколько позднее. Вспомогательный язык Словио на тот момент не был опубликован и не был относительно широко известен - Ред.

9 Один рецензент с другого берега Буга добавил в этом месте ссылку на советские реалии: «Каждая выставка абстрактной живописи увеличивает интерес к профессии бульдозериста». Речь идёт о какой-то выставке «абстрактного» «искусства», предметы которой попали под бульдозеры как мусор задолго до ожидаемого завершения экспонирования. - WP.

10 Стоять! Внимание! Руки вверх!

11 Пересечение запрещено! Здесь граница! - это типовые фразы из польских фильмов о пограничниках Демократической Германии.

 

политика