Вернуться на главную страницу

Профессор Гровер Ферр о возвращении нацизма в Европе. Часть 2

2012-07-21  Интервью Версия для печати

  Профессор Гровер Ферр о возвращении нацизма в Европе. Часть 2

Перевод на русский язык стенограммы видеоинтервью от 15.06.2012

Часть 2. - Нацизм и Коммунизм

Часть 1

1. Существуют ли научные основания для сравнения коммунизма и нацизма? Не могли бы Вы указать на основные (фундаментальные) различия между ними?

2. Фашизм и нацизм - это расистская идеология, в первую очередь, о превосходстве одной расы над другой. Тогда как один из принципов коммунизма - это интернационализм. Почему в последние 20-25 лет стало чуть ли не признаком хорошего тона ставить коммунизм и национал-социализм на одну доску, причём со всё большим предпочтением последнего, с явной тенденцией к его реабилитации? Почему стало вдруг вполне допустимым даже в приличном обществе - практически правомерным - то, о чём не только историки, но и уважающие себя образованные люди на Западе даже в самый разгар Холодной войны и не подумали бы говорить: приравнивание коммунизма к национал-социализму? Разве не считалось ещё 20-30 лет назад в профессиональной среде историков и обществоведов приравнивание абсолютно антагонистичных фашизма и коммунизма просто безграмотным бредом?

Вы задаёте мне вопрос о сравнении или противопоставлении коммунизма и нацизма, который у многих на слуху. Вот что я вам отвечу. В принципе, я считаю, что коммунизм и нацизм - это полные противоположности. Как таковое коммунистическое движение произрастало из рабочего класса, бедноты, и крестьянства.] Нацизм - это движение самых обеспеченных и могущественных буржуазных слоёв - тех, которые через какие-либо политические и другие организации могли заручиться поддержкой средних слоёв населения, а также в некоторой степени и поддержкой рабочих.

В капиталистических странах умалчивают о событиях 20-30-х годов, т.к. предпочитают не поднимать вопросы классовых различий и эксплуатации в принципе. Так что даже до Второй мировой войны в прессе и учёных кругах капиталистических стран активно обсуждалась перспектива приравнивания коммунизма и нацизма, как если бы это были явления одного порядка.

Нацизм обнажил свою истинную сущность во время Второй мировой войны, из-за чего стал весьма непопулярным. При этом нацизм являлся одной из форм капитализма. Большие корпорации и капиталистические производственные отношения процветали при нацизме. И, конечно же, коммунистическое движение в Советском Союзе стало главенствующей силой в победе над нацизмом и стало наиболее популярным во всём мире, особенно в Европе после Второй мировой войны.

Такая расстановка сил представила собой проблему для западных союзников, которые являлись капиталистическими странами: таким образом, идеологические позиции и высказывания, приравнивающие нацизм и коммунизм, весьма приветствовались. Я считаю, что такие тенденции продолжились и даже усилились с течением времени. Как я уже сказал, такой подход позволяет не упоминать классовых различий и эксплуатации. В настоящее время это особенно важно, потому что посредством приравнивания коммунизма к нацизму, Сталина к Гитлеру, Советского Союза к нацистской Германии националистические силы в Восточной Европе и других уголках мира пытаются дискредитировать какие-либо достижения коммунистического движения в мире, и особенно в Советском Союзе, а также оправдать в какой-то степени деятельность тех, кто поддерживал нацистов.

Поэтому ещё раз, отвечая на вопрос о научных предпосылках приравнивания нацизма и коммунизма, я скажу, что таковых нет, но такая концепция, несомненно, выполняет важную функцию в попытке утвердить возрастающие тенденции расизма и национализма, которые мы наблюдаем сегодня не только в странах Восточной Европы, но и в таких развитых капиталистических странах, как США. Западная Европа претерпевает по-своему особую форму кризиса, и поэтому в этих странах развиваются свои неофашистские, неонацистские движения.

3. Ваше отношение к фильму «The Soviet Story» (Советская история). Какой отклик он получил в широкой общественности?

4. Как Вы думаете, почему именно сейчас, со второй половины 2011 года, начал усиленно рекламироваться, был переведён на 30 языков и активно «вводится в медийный оборот» фильм «The Soviet Story» (Советская история) в Европе?

5. Как Вы относитесь к тому, что авторы фильма «Советская история» обвиняют СССР в соучастии в Холокосте, в частности, в совместной борьбе НКВД и гестапо против «еврейской угрозы», и к тому, что данные вопросы обсуждалась на якобы состоявшейся встрече НКВД и гестапо в 1940 году?

Я видел фильм «Советская История», но не в кинотеатре, а в интернете, когда он вышел, и сразу же был поражён его сходством в широком смысле слова с «Черной книгой коммунизма», изданной 15 лет назад, неудобоваримой и сильно задокументированной коллекцией страшилок, за которые якобы ответственны коммунисты и, в частности, Советский Союз, особенно в сталинский период, но и не только.

«Советская история» - вещь похожая, хотя и не рассчитанная на академическую аудиторию. Это - попытка выставить напоказ ряд исторических вымыслов и антикоммунистических измышлений в качестве исторических фактов, что делается, и даже очень часто, в исторической науке. И делается это так: выдвигаются какие-то дипломированные или «узаконенные» эксперты, которые на самом деле являются антикоммунистическими идеологами и историками, у них берётся интервью, а затем их заявления используются как доказательства ложных утверждений, сделанных в фильме. Было сделано несколько попыток атаковать этот фильм. Александр Дюков написал к нему хорошую краткую критику, которая доступна на нескольких языках.

Я понятия не имею о распространении этого фильма и поэтому не могу оценить его влияние, но, конечно, он сильно повлияет на большинство неосведомлённых людей, которые ничего не знают обо всём этом и, конечно, не будут иметь ни малейшего представления о том, как всё это опровергнуть. Это играет на руку не только неофашистским и крайне правым организациям, но и соответствует идеологическому уклону той истории, которую преподают в любой капиталистической стране, например, у нас в Соединённых Штатах.

Авторы фильма не доходят до явного оправдания или освобождения от ответственности тех сил, которые встали на сторону нацистов, и, конечно, это - неявно пронацистский фильм. Это - вид пропаганды, которая может иметь широкое, хотя, возможно, несколько поверхностное влияние на большое количество людей, и я считаю, что он задумывался именно для такой цели. Он был создан и задуман в основном теми же самыми силами, которые установили «памятник жертвам коммунизма» в Вашингтоне. Исторически эти силы принимали непосредственное участие в сотрудничестве с нацистами во время Второй мировой войны, так что я думаю, что было бы полезным раскрыть реальные корни, реальные источники этого фильма и сделанных в нем ложных заявлений, т.е. рассматривать его как работу крайне правой антикоммунистической пропаганды, но, очевидно, что он не так задумывался авторами. По задумке он должен быть представлен как совокупность общепринятых, устоявшихся исторических фактов. Вместо этого он представляет собой визгливую крайне правую, антикоммунистическую и, по сути, крипто-фашистскую пропаганду.

В «Mein Kampf», своей основной работе, Гитлер пишет интересные вещи о пропаганде. По сути, он утверждает, что результатов можно добиться при помощи большой лжи. Если повторять одни и те же утверждения снова и снова различными способами одной и той же аудитории, через определённый период времени они будут восприниматься как факты. И я думаю, что во всех капиталистических странах важно заставить людей думать, что любые попытки противодействовать эксплуатации с помощью массовой организации и, по необходимости, насилия прямо приведут к какому-то ужасному обществу - такому, как нацистская Германия или Советский Союз в том виде, в котором его изображают. Поэтому нужно использовать любую возможность, чтобы оклеветать коммунизм, и особенно Советский Союз - теперь в целях того, чтобы как бы заранее поставить вне закона тех, кто ставит под сомнение преобладающий статус-кво, который, как мы все видим, в настоящее время становится все более эксплуататорским, причиняя все больше страданий не только в Восточной Европе, но и во всем мире.

Я думаю, что сегодня именно это определяет важность и политическое влияние антикоммунистической пропаганды. В то время как история коммунистического движения и советский период уходят всё дальше и дальше в прошлое, вместо того, чтобы всё меньше и меньше слышать о них, мы слышим о них всё больше, потому что, чем более репрессивным и эксплуататорским становится капитализм, тем более важно становится нападать на историю Советского Союза, историю коммунистического движения.

Аргумент, согласно которому Советский Союз помогал нацистской Германии учинять Холокост, не выдерживает критики. Когда мы будем говорить о книге «Кровавая земля» («The Bloodlands») профессора Тимоти Снайдера, возможно, мы разовьём эту тему. Это - как раз тот случай, когда присутствует попытка обвинить Советы в той или иной форме сотрудничества с нацистами. И это также, конечно, - одна из тем данного фильма.

6. Известный американский историк Тимоти Снайдер (Timothy Snyder) в своей книге «Кровавые государства. Европа между Гитлером и Сталиным» (Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin) написал, что коммунизм и фашизм - не антагонисты, что коммунизм был первым и более страшным режимом, что Сталин уничтожил больше людей, чем Гитлер и т.д. Иными словами, он и некоторые его коллеги ведут активную работу по выведению нацизма из категории АБСОЛЮТНОГО ЗЛА в категорию зла относительного. Кто из профессиональных историков и обществоведов сегодня на Западе опровергает это? Почему работы ревизионистов так широко пропагандируются и тиражируются, в то время, как об опровержениях в широких кругах общества никто ничего не знает?

Как Вы полагаете, какие последствия для Европы, для всего мира будет иметь приравнивание коммунизма к фашизму и политика такого рода? Считаете ли Вы, что западное общество должно быть заинтересовано в противостоянии таким явлениям? Почему?

В 2010 году была издана книга историка Йельского университета Тимоти Снайдера «Кровавая земля: Европа между Гитлером и Сталиным». За прошедшее время книга получила большое признание. Она получила много наград, хотя надо ещё разобраться, откуда все эти награды взялись. Книга была переведена более чем на 20 языков, интересно, что до сих пор (в последний раз, когда я проверял) она не была переведена на русский, но точно была переведена на все языки стран постсоветского пространства. Книга является попыткой поставить Советский Союз на один уровень с нацизмом, или, возможно, представить его лишь немного меньшим злом, чем нацизм. На самом деле, в этой книге гораздо больше страниц посвящено антикоммунизму и антисоветским выступлениям, чем нацизму. В конце концов, нацистские преступления и так хорошо известны, и о них есть уже очень много книг. Я думаю, что инновационный аспект этой работы состоит в попытке создать новый тип парадигмы или модели, с помощью которой можно было бы успешно использовать методы сравнения или даже отождествления Советского Союза и нацизма. В настоящее время я работаю над подробным опровержением этой книги. Наверное, оно получится слишком длинным.

Эта книга опирается на небольшое количество принципиально ложных суждений. Кроме того, там, конечно же, есть много отдельных ложных заявлений. Есть и некоторые правдивые утверждения, особенно, о нацистах. Первым фундаментально ложным постулатом этой книги является заявление о «Голодоморе», как искусственно созданном голоде. В этой истории о «Голодоморе» есть целый ряд отдельных ложных частей. Во-первых, голод 1932-33 годов в Советском Союзе назван искусственным, утверждается, что он был вызван коллективизацией. Это само по себе не так. Коллективизация тут ни при чем. Это был один из многочисленных голодных годов, которые на протяжении последней тысячи лет регулярно случались на территории бывшей Российской Империи, ставшей Советским Союзом.

Коллективизация была частью попытки остановить этот бесконечный цикл голода путём изменения способа ведения сельского хозяйства. Голод был вызван стихийными бедствиями, а не коллективизацией. Есть учёные, которые утверждают, что голод был вызван коллективизацией, но это, мол, не было сделано преднамеренно. Снайдер же говорит, что голод не только был вызван коллективизацией, но и был преднамеренно создан, чтобы свести к политической пассивности украинское националистическое движение среди крестьянства. Это - чистейшая ложь: для такого заявления нет ни единого доказательства.

История «Голодомора» или голода 1932-33 годов, изложенная Снайдером, полностью основана на работах украинских националистов и некоторых польских исторических трудах, которые, в свою очередь, обобщают работы украинских националистов. Снайдер преднамеренно игнорирует крупных учёных в этой области, которые не являются украинскими националистами.

Зачем он это сделал? Ну, если вы собираетесь подсчитывать погибших, если вы собираетесь сказать, что от рук нацистов, возможно, погибло 12 или 14 миллионов человек, и что Советы также убили миллионы людей, то нужно где-то найти эти несколько миллионов погибших, якобы убитых Советами. Существует не так уж много мест, где искать, и голод 1932-33 годов - одно из таких мест.

Таким образом, чтобы обвинить Советский Союз в массовых убийствах в масштабах, сравнимых с нацистскими, нужно записать всех погибших от голода 1932-33 годов в жертвы советской бесчеловечной политики. Соответственно, можно поставить в один ряд Советский Союз и нацистскую Германию, что Снайдер и делает. Такой подход совершенно ошибочен и не поддерживается ведущими учёными. Я не говорю здесь о левых или просоветских учёных, но основная масса учёных Запада и России не разделяют современной исторической мифологии Украины, которая утверждает, что украинское национальное движение было настолько сильно и опасно, что Сталин и коммунисты были вынуждены заморить Украину голодом, чтобы навести порядок. Все это - абсолютная чушь. Кстати, книга Снайдера не содержит никаких документальных свидетельств, подтверждающих заявления о том, что этот голод был преднамеренный, и никто никогда не находил таких свидетельств, просто потому, что их не существует. Итак, «Голодомор» - это один из краеугольных камней, на котором основана работа Снайдера.

Другой краеугольный камень - это массовое убийство в Катыни. Я уже упоминал о Катыни. В настоящее время ведётся серьёзный и очень интересный исторический диспут о том, кто же убил тех поляков. Есть много доказательств того, что некоторые из них были убиты Советами, но есть и много доказательств, указывающих на то, что немцы убили многих других. Та позиция, что только Советы убили их всех, подтверждается такими доказательствами, подлинность которых вызывает серьёзные сомнения, особенно в свете последних исследований. Мы взяли Катынь как пример, однако, этот пример не очень помогает тому, чтобы найти миллионы жертв Советского Союза. В Катыни погибло максимум 25000 человек. Даже есть допустить, что Советы убили их всех, то всё равно не получится желанных миллионных жертв.

Ещё один краеугольный камень работы Снайдера - это так называемый «Большой террор». Антикоммунистические учёные назвали это время «Большым террором», термин прижился, хотя в Советском Союзе это традиционно называлось «Ежовщина», то есть - «страшные времена Ежова». На мой взгляд, «Ежовщина» - это более точный термин, теперь у нас есть много свидетельств о том времени. Сейчас ясно, что Николай Ежов, который был главой НКВД, с конца 1936 до конца 1938 года, преднамеренно организовывал массовые убийства невиновных людей в целях распространения недовольства и дискредитации Советской власти, что сам он имел сговор либо с Германией, либо с Германией и Японией и готовился к захвату власти. Его злодеяния постепенно были раскрыты, и в конце 1938 года он был вынужден уйти в отставку. Ещё больше фактов массового беззакония были раскрыты Лаврентием Берия: назначенный Политбюро и Сталиным, он возглавил НКВД после Ежова.

В апреле 1939 Ежов и его главные подельники были арестованы, и они стали давать очень интересные признательные показания. Эти признания наряду с большим количеством документации из других источников - свидетельств офицеров НКВД, должностных лиц и отдельных граждан - очень чётко показывают, что Ежов творил массовые беззакония в своих корыстных целях.

Кстати, есть некоторые интересные доказательства того, что обвиняемые в третьем московском процессе, а именно: Бухарин и Рыков, в марте 1938 знали об этом. Мы с моим коллегой Владимиром Бобровым обсуждаем это в одной из последних книг. Кажется, Бухарин догадывался, что именно творил Ежов, по крайней мере, он точно знал, что Ежов плетёт заговор, но не сказал об этом в суде.

Если бы Бухарин сделал это, то Ежова можно было бы остановить гораздо раньше. Абсолютно ясно, что во время этих событий Сталин и Политбюро какое-то время доверяли Ежову и полагали, что Ежов на самом деле вёл борьбу с заклятыми врагами советской власти - заговорщиками, готовящими восстания, лидерами оппозиции, шпионами, работающими на Германию или Японию. Мы можем это утверждать на основании документов, опубликованных обществом «Мемориал». «Мемориал» - это очень антикоммунистическая организация, у них есть тесные связи с правительством России, хороший доступ к архивам и разрешение на публикацию собраний редких архивных материалов. В 2011 году «Мемориал» опубликовал книгу-сборник архивных документов под редакцией Хаустова, из которого видно, что Политбюро и Сталин доверяли сообщениям Ежова. Да, действительно в 1937-38 годах было расстреляно около 600000 советских граждан, но это не означает, что Сталин с соратниками сделали это намеренно. На самом деле это было сделано в значительной степени за спиной советских руководителей, но Снайдер, конечно же, утверждает, что во всем виноват Сталин. Таким образом, «Ежовщина» или «Большой террор» является ещё одной несущей конструкцией данного произведения.

Поскольку автору нужно повесить на Советский Союз ещё несколько миллионов жертв, чтобы как-то уравнять его с нацистами, автор использует большое количество голословных, ничем не подтверждённых заявлений. Например, утверждается, что Советы убили многих своих граждан, подозреваемых в сотрудничестве с нацистами, утверждается, что Советский Союз инициировал Варшавское восстание против нацистов, но затем не смог поддержать его, есть ещё множество более мелких фальсификаций.

Несмотря на все старания, Снайдеру так и не удалось найти жертвы Советского Союза в количестве, соизмеримом с числом жертв нацистской Германии, и он признает в книге, что нацисты и Гитлер убили гораздо больше, чем Сталин. Обвинения Сталина в убийстве нескольких миллионов людей тем не менее остаются, что совершенно несправедливо. Истинное положение дел не очень хорошо известно историкам - и тем, которые являются специалистами по Советскому Союзу, и тем, которые занимаются историей Второй мировой войны и предвоенных лет. Историки не знают ситуации, поскольку большинство из них не являются специалистами по советской истории. Но даже для тех, кто специализируется на советской истории, чтобы опровергнуть такую ложь, как книга Снайдера или фильм «Советская история», требуется внимательно следить за всеми публикациями документов из бывших советских архивов, но далеко не у всех есть такие возможности.

Из тех, кто все-таки следит за публикациями из архивов, многие настроены антикоммунистически, поэтому не обнаруживают желания опровергать эти ложные заявления, которые они, возможно, считают ... не очень важными. Кроме того, они ведь, не хотят, чтобы кто-то обвинил их в апологетике Сталина.

В апреле 2012 года Снайдер выступал с лекцией здесь, в Университете Кин ( Kean University ) в Нью-Джерси. Я приготовил информативные листовки, раздал их зрителям и попытался поднять некоторые вопросы по поводу его выступления. И он ... (Он) мог, как я уже говорил, выдвигать такие утверждения, не рискуя подвергнуться критике, просто потому, что очень мало людей хорошо осведомлены об этих материалах. Другая используемая им тактика (наверно я уже говорил об этом) состоит в том, чтобы для обсуждения советской истории использовать работы украинских и польских историков, но ведь это - совсем бессмысленно. Если вы действительно интересуетесь советской историей, вам нужно использовать прежде всего первоисточники на русском языке, и только потом - авторов, работающих на других языках. Но украинский и польский - это те языки, на которых Снайдер умеет читать. Особенно хорошо он читает по-польски. Очень мало людей, не являющихся специалистами в этой области, умеют читать на этих языках, и, следовательно, неспециалисту очень трудно проверить его утверждения о фактах, взять и проверить примечания, и понять, действительно ли они свидетельствуют в пользу его утверждений. А я как раз уделяю этому делу очень много времени. Я, конечно, очень хорошо знаю русский. Украинский и польский я знаю не так хорошо, но я могу на них читать, и мне очевидно, что он обычно вообще даже не утруждает себя приведением свидетельств. Что он делает: он цитирует какую-то другую книгу, в которой приводится то или иное антикоммунистическое утверждение, как будто это - доказательство, как будто цитирование другого вторичного источника или чего угодно ещё в печати делает это фактом. Чтобы обосновать факт, нужны доказательства. Это означает, что нужны первоисточники. Снайдер практически никогда не пользуется первоисточниками. Тем не менее по всем этим причинам, по причинам, которые я упомянул - поскольку советская история малоизвестна, поскольку мало кто изучает документы из бывших советских архивов и поскольку многие боятся того, что их назовут поклонниками Сталина - очень немногие из утверждений Снайдера в этой книге подвергались серьёзной критике, за исключением тех случаев, где Снайдер сравнивает советское и нацистское отношение к евреям: нашлись эксперты по холокосту, и эксперты по Второй мировой войне, которые сказали: «Это - неправильно, так делать не надо». Во всём остальном книга Снайдера получила очень хорошие рецензии.

Другая проблема состоит в том, что рецензенты, рассматривающие книги для научных журналов, очень редко являются специалистами в тех областях знаний, книги о которых они рецензируют. Книга Снайдера рецензировалась в нескольких западных научных журналах, но среди рецензентов не было практически никого, кто был бы способен оценить правдивость утверждений Снайдера. Так что рецензии эти на самом деле - не рецензии, а конспекты того, что говорит Снайдер, и по большей части - доброжелательные конспекты. То есть, авторы не имеют возможности проверить, говорит ли Снайдер правду, или нет.

И последнее о Снайдере, хотя я не хочу слишком долго на этом останавливаться. Снайдер утверждает, что Советский Союз был союзником, «находился в военном союзе» (он использует эти слова) с нацистской Германией в 1939 г., и «участвовал в совместном вторжении в Польшу» - именно так он и говорит.

Это совершенно неверно. У Советского Союза не было военного альянса с нацистской Германией. Так называемый пакт Молотова-Риббентропа, который антикоммунисты любят называть пактом Гитлера-Сталина, был пактом о ненападении, в котором были секретные протоколы о сферах влияния в балтийских странах и особенно в Польше. В этих разделах было оговорено, что в советскую сферу влияния попадут области, завоёванные Польшей в 1920г. - Западная Украина и Западная Белоруссия. Таким образом, это не являлось попыткой СССР захватить Западную Украину и Западную Белоруссию. Это было стремление удержать немецкие армии вдалеке от границ СССР в 1939 г.

То есть немецкие армии согласились не подходить к советским границам ближе, чем, грубо говоря, пролегала линия Керзона - границы Западной Украины и Западной Белоруссии, в том случае, если бы они завоевали Польшу, что они и сделали. Уинстон Черчилль сказал, что это было чрезвычайно важно для Запада. Для союзников это было важно, потому что Великобритания в то время формально находилась в состоянии войны с нацистской Германией, и было очень важно, чтобы советские войска стояли на этой линии, то есть, чтобы они не подпустили немцев к старой советской границе. Никто в это время, в 1930-х годах - в 1939-м, в 1940-м., - никто, ни одна страна не считала, что Советский Союз был союзником нацистской Германии, ни одна страна не предложила исключить Советский Союз из Лиги Наций, например, что произошло, однако, через несколько месяцев в связи с Советско-Финской войной. Все страны де-юре или де-факто согласились с тем, что СССР занимает в этой войне нейтралитет.

Так же неверно, что Советский Союз, советские войска, провели в городе Бресте «победный парад» с немецкими войсками. Это - не вопрос разницы во мнениях, потому что два участвовавших генерала - генерал Хайнц Гудериан от Германии и генерал Кривошеин от СССР - оставили воспоминания о событии. Совершенно ясно, что просто немцам пришлось отойти из Бреста, потому что согласно пакту Молотова-Риббентропа Брест вошёл в советскую сферу влияния. Но он настаивает на том, что это был «парад победы». Так откуда же появляются такие идеи? Ну, так же, как идею «Голодомора» - так называемого умышленного искусственного голода 32-33 гг. - придумал не Снайдер, так и идею советско-немецкого альянса и «парада победы» тоже придумал не Снайдер. История о «Голодоморе» берёт начало среди пронацистских украинских националистов в 1930-е гг., и её продолжают поддерживать украинские националисты сегодня.

Миф о советском альянсе с нацистами и пакте Молотова-Риббентропа берёт начало в польском эмигрантском правительстве, в период после завоевания Польши, и эту позицию поддерживает сегодняшнее польское правительство. Так что это - официальная позиция в Польше, что дело было именно так. И конечно, это - совершенно не верно, и, как я говорил раньше, такая официальная позиция служит для того, чтобы прикрыть предательство довоенным польским правительством собственного польского народа: оно бежало из страны в 1939 г. в связи с немецким вторжением, оставив её без руководства и не оставив СССР иной альтернативы, кроме как войти (в Польшу) самим.

Я только хочу упомянуть, сделать одно замечание, потому что этот факт недостаточно часто упоминается. Согласно пакту Молотова-Риббентропа советская сфера влияния проходила к западу от советской границы 1939 года. В общем она охватывала Западную Украину и Западную Белоруссию. Но это был раздел в пакте, касающийся польского государства. Почему? Польша - это государство. Как только польское правительство бежало из страны, оно перестало действовать как правительство данной страны. В соответствии с международным правом польское государство перестало существовать, и дневники генерала Гальдера - немецкого генерала, который возглавлял главнокомандование - ясно говорят, что Гитлер объявил, что польского государства больше не существует.

Немцы неожиданно, в середине сентября, начинают говорить о Польше как о бывшем польском государстве. Фактически это значило, что пакт Молотова-Риббентропа больше не имеет силы, а если немцы считают его не имеющим силы, то это значит, что они могут или подвести войска непосредственно к границе Советского Союза, или, как упоминает Гальдер, создать там антикоммунистические или пронацистские марионеточные правительства при помощи украинских и белорусских националистов.

Так что у СССР не было альтернативы вводу войск. Более того, в 1950-х годах американский эксперт по международному праву по имени Джордж Гинзберг, бывший в то время профессором в У/pниверситете Ратгерс тут в Нью-Джерси, а потом перешедший в Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе, опубликовал в «Журнале Международного Права» две статьи о советских действиях и пришёл к выводу, что международное право давало СССР весьма серьёзные основания для своих действий. А это ведь было в самом разгаре холодной войны, когда для американских учёных было профессионально невыгодно делать выводы о том, что СССР действовал законно, но Гинзберг пришёл к такому выводу. Так что все эти материалы доступны Снайдеру, как и мне, и всем прочим. Ясно, что он намеренно отрицает все факты, ясно, что мнение о том, что пакт Молотова-Риббентропа был каким-то военным союзом между нацистами и Советским Союзом совершенно ложно, но вы видите, как это идеологически удобно для антикоммунистов - пропагандировать эту идею. И теперь эта идея активно пропагандируется, в том числе и Снайдером. Получилось слишком длинно, но можете обрезать сейчас.

7. Можно ли утверждать, что в наше время общество через антикоммунизм обязательно приходит к своего рода новому фашизму, уже не столько национальным или нацистским, сколько социальным (кастовое размежевание общества на слои безо всяких возможностей социальных лифтов)? Т.е. возможно ли показать такую цепочку: общество потребления (без опоры на ценности) -> антикоммунизм -> фашизм?

8. Есть ли в международном правовом поле инструменты, способные пресечь тиражирование и навязывание СМИ исторических фальсификаций, или же мы полностью безоружны перед подобного рода «информационным» терроризмом? Возможно ли привлечение к ответственности, в том числе. уголовной, таких «пропагандистов-террористов»? Как Вы предлагаете бороться с процессом фальсификаций истории, принимающим галопирующий характер?

Что ж, может ли антикоммунизм привести к возвращению нацизма в перспективе? Я думаю - и да, и нет. В каком-то смысле нацизм сам по себе стал реакцией на коммунизм. Все фашистские движения в мире, одним из видов которых был немецкий нацизм, были откликом на коммунистическую волну, случившуюся, после Русской (Октябрьской) Революции. В Германии в 20-х годах была поговорка (не знаю, откуда она взялась, но она была очень популярна): "Gegen Sozialisten helfen nur Faschisten", - что означает - «против социалистов (имелись в виду социалисты и коммунисты) помочь могут только фашисты». Для антикоммунистических и капиталистических сил фашисты оказались тем единственным средством, с помощью которого можно было остановить коммунистическое движение.

Другой возможности для этого не было. Базой коммунистического движения был рабочий класс. Поскольку рабочий класс очень многочисленный, то чем выше его активность и классовая сознательность, тем бóльшую угрозу он представляет для установившегося порядка. То есть, если рассматривать нацизм в историческом смысле, то он является реакцией на сильное коммунистическое движение. Если исключить сильное коммунистическое движение, то остальные формы протеста вполне можно поставить под контроль, не прибегая к оголтелому фашизму. Понимаете?

Если рассматривать нацизм не с точки зрения исторической предопределённости, а просто как форму капиталистического правления, основанную на насилии, высокой степени эксплуатации, на сильных национальных и патриотических чувствах и на таких же сильных чувствах ксенофобии и расизма, на подавлении рабочего движения, профсоюзов и рабочих политических партий, ... если понимать фашизм в таком широком смысле - тогда, конечно, да! На самом деле мы ведь можем наблюдать эскалацию фашизма в наши дни, даже при отсутствии мощных протестных движений среди рабочих и мощных коммунистических движений, верно?

В общем, я считаю, что антикоммунизм всегда является важной идеологией для капитализма. Его корни можно проследить даже со времён Французской Революции, где он существовал в форме анти-якобинизма, понимаете? Можно сказать, что в определённом смысле антикоммунизм был уже тогда, когда коммунистов ещё не было. Это были те силы, которые противодействовали борьбе простых людей против господства капиталистов и эксплуатации. Я считаю, что этот компонент капитализма существует всегда, даже если он и не развивается в направлении фашизма. Таким образом, я не считаю, что существует путь от потребительства к антикоммунизму, а затем - к нацизму или фашизму. Я считаю, что антикоммунизм есть величина постоянная. Конечно, его внешние формы меняются, но он присутствует всегда.

Я считаю, что современный подъем неофашизма или криптофашизма можно объяснить как общими, так и специфическими причинами. Одна из причин - это реабилитация фашистских коллаборационистов военного и предвоенного времени. Во многих странах Восточной Европы или бывших Советских республиках к власти пришли наследники коллаборационистов, и даже некоторые лица, участвовавшие в этом (сами бывшие коллаборационистами). Это - первое.

Но есть и другая причина: реакция на существенно возросший уровень эксплуатации, который наблюдается не только в Восточной Европе, но и во всём мире. Я хочу сказать, что сейчас предпринимаются серьёзные попытки демонтировать социальное государство. На социальные завоевания ведётся серьёзная атака, одна из задач этой атаки - опорочить весьма далёкие от коммунизма социал-демократические движения, которые хотят сохранить это самое социальное государство. Социальные завоевания атакуются повсюду, в том числе и в США. У нас никогда не было высоких социальных гарантий, однако и то малое, что есть, находится сейчас под серьёзной угрозой. Но я думаю, в этой связи полезно взглянуть на Западную Европу, где в настоящее время ширится наступление на социальное государство по всем фронтам: элитные экономисты, политики и журналисты постоянно рассуждают о том, что сохранять прежние социальные гарантии становится не по средствам. Они хотят сказать, что единственный выход из финансового кризиса состоит в том, чтобы затянуть пояса потуже - уменьшить зарплаты, снизить стандарты жизни и минимизировать общественные фонды потребления.

Только при таких условиях может выжить капитализм в этих странах. Антикоммунизм в этих обстоятельствах выполняет несколько иную функцию. Он нужен уже не только для того, чтобы реабилитировать нацистских последышей, находящихся ныне у власти, сколько для того, чтобы заявить о том, что любая попытка борьбы за социальную справедливость есть движение в сторону коммунизма. А поскольку коммунизм все чаще уравнивается с нацизмом, то и борьба трудящихся за свои права становится тем, что ведёт к чему-то очень близкому к нацизму.

Я считаю, что именно такие процессы мы наблюдаем в наши дни. И это справедливо не только для Восточной Европы, для которой предназначена, например, книга Снайдера, работающая на задачу реабилитации нынешних властных режимов, чья легитимность во многом опирается на антисоветские и антикоммунистические фальшивки. На Западе же главная цель подобной политики - опорочить идею борьбы за справедливое общество, которое должно прийти на смену капитализму, на смену самому хищническому и эксплуататорскому изо всех видов капитализма. Знаете, я думаю, что со временем все противоречия будут только обостряться: будет расти уровень эксплуатации, безработица и нищета, будет расти накал протеста против всех этих явлений. Но по мере обострения противоречий нам всё больше будут говорить о том, что такие протесты ведут к «тоталитаризму».

«Тоталитаризм» - это такое слово, с помощью которого очень удобно запрячь коммунизм и нацизм в одну упряжку. Слово «тоталитаризм» стало популярным благодаря политическому теоретику Ханне Арендт. Она как немецкая еврейка была хорошим специалистом по нацистской Германии, но очень мало знала о Советском Союзе. Однако она написала книгу под названием «Тоталитаризм» ("Totalitarianism"). Эта книга стала очень популярной в 1950-х годах, поскольку произвела на свет наукообразную систему взглядов, позволяющую отождествлять коммунизм и нацизм. С тех пор об этом вспоминают снова и снова, и я тоже слышу об этом отовсюду.[09:40] Вот таким образом я понимаю взаимосвязь неонацизма, взаимосвязь между возрождением фашистских движений и идеологий и антикоммунизмом.

Продолжение следует

prometej.info

история дискуссия