Вернуться на главную страницу

Курс истории за выходные

2009-09-22  Диана Распутняя Версия для печати

Хмурые тучи нависли над Францией на этих выходных. Южные департаменты заливает дождями. Те, кому завидуют летом из-за близости к океану, только поплотнее кутаются в теплые свитера, пытаясь спрятаться от ветра, желающего поцеловать кости. Погода стоит такая, что единственное, чего по-настоящему хочется - это мягкого дивана, чашки обжигающего чая, клетчатого пледа на колени и тепла от пылающего камина. Но французам не суждено было в эти первые по-настоящему холодные выходные наслаждаться уютом собственных домов. В страну пришли Дни Наследия, а это значит только одно - карта в руку, чековые книжки в сумки - и в машины.

Что такое Дни Наследия? Это одни выходные в году, когда народ Франции отдает дань своей богатой истории. Открываться новые памятники, заканчивается реставрация музеев. Все, что хоть как-то связано с Музой Клио, пахнет свежей краской, радует глаз новой лепкой и стертой пылью. В эти дни строятся целые очереди в замки, проехать невозможно, даже если очень необходимо. Пробки, пробки, пробки - везде одна и та же картина. Да, в Дни Наследия не туристы слушают звон колоколов Нотр-Дама, а сами французы. Более того, как говорится, в эти выходные все невозможное возможно - открываются всегда запертые для простого народа двери, к примеру, в президентский дворец.

Со стороны, естественно, смотрится это великолепно. Дань истории, уважение к прошлому, культурное обогащение. Однако, мы-то с вами не маленькие дети и давно знаем золотое правило жизни - то, что со стороны переливается, как раритетный бриллиант, вызывая зависть у остальных, при ближайшем рассмотрении оказывается пустышкой. Простите, что не оставляю все как есть и не хлопаю ладоши вместе с другими, взахлеб расписывая самые новые памятники, которых немало открылось во Франции в этом году. Как всегда, моя роль мрачного художника, чья рука всегда замазывает слишком яркие краски на картине.

Итак, что же не идеально сейчас? Какие проблемы обнажают Дни Наследия? Каким лицемерием угощают в эти выходные, подавая его к кофе с молоком?

Самое первое - в Дни Наследия Франция превращается в огромный театр в котором происходят премьеры лучших политических спектаклей. Тщательно подобранный костюм, идеально написанная речь, призванная убедить в искренности, самое честное выражение лица... Политики открывают новые исторические памятники, сообщая о своей любви к тому или иному периоду истории. Вы не увидите правды, если пойдете посмотреть на Николя Саркози. Сначала очередь, потом нечто горькое во рту, будто съел полыни. Никакой искренности, только парадный вид. Политика - она везде грязная, как дорога, раскисшая от дождя. Чего вы хотите от тех, кого мы выбираем с особой тщательностью, когда всё человечество - самая большая проблема эволюции, если друг друга не контролировать. Только человек может с любовью нянчить поросенка, целуя его в пятачок, дабы потом затушить его в карамели и подать гостям к столу.

Вторая проблема заключается в вечном. Деньги. Они правят миром, а в Дни Наследия - это особо заметно. Думаете, что ради самих французов задуманы эти прекрасные выходные? Нет, ошибка, два с минусом за наивность. Конечно, это ради шуршащих бумажек. В Дни Наследия цены на билеты несколько падают, а потому это ещё один стимул пройтись по музеям родного городка, повинуясь порыву и традиции. Пока вы, раскрыв рот, любуетесь вместе с огромным количеством других французов, масками, привезенными из Африки в Центральном Музее Ангулема, который расположен в роскошном доме возле собора, ранее принадлежавшем какому-то монаху (о, аскетизм, где ты?), за вашими спинами с огромным удовольствием подсчитывается сумма, собранная за день. Нет место романтике, радость отравляет кислый цинизм. Всегда за сценой спрятано больше, чем показывается на ней.

Но, пожалуй, главная причина заключается в том, что французы любят свою историю только три дня в году. Это вроде отпраздновать День Благодарения - вспомнили, охнули и пошли дальше. В прошлом жить нельзя, но историю нужно чтить, ведь именно из неё можно попытаться выклевать зерно истины, всегда спрятанное глубоко, как клад пирата.

Посещая древние раскопки, я поняла ущербность французской системы образования. Даже у нас, в Украине, и то заинтересованы в прошлом больше, чем в этой стране, породившей Наполеона, Золя и Шарля де Голля. Школа не может подарить маленьким французам интерес к тому, что давно происходило на их землях, они пропускают уроки мимо, ушей а потом удивляются самым элементарным вещам. За Дни Наследия они пытаться проглотить весь курс истории, дабы забыть его к следующему году. Я не хочу сказать, что эта нация глупая или необразованная. Нет, конечно, не могу взять на себя такой высокой ответственности, тем более, что вежливость французов ставит меня в тупик восхищения. Просто им в своей прекрасной, наполненной благами стране, не хватает только одного - любви к прошлому.

Украина-Украина. Я смотрю на тебя с расстояния, вспоминаю многочисленные замки, церкви и музеи, разрушающиеся изо дня в день. Не забываю сваленные в кладовке с отсыревшими стенами книги Ленина и Маркса. Не стираются с памяти картины, распроданные за границы. Да, мы очень любим свою историю, мы заинтересованы в ней, хотя каждый из нас трактует её по своему. Кто-то показывает большой палец, кто-то шипит, как гремучая змея, но мы любим. Только почему у нас нет одного - уважения? Мы рушим памятники Ленину, рвем книги и топчем все, что попадается под ноги. Нам не нужны Дни Наследия, дабы вспомнить откуда мы взялись на этой земле, но очень уж не хватает решимости защитить то, что прошло сквозь грохот войн и мирное время.

история общество культура