Вернуться на главную страницу

Как создать искусственный разум?.. И не только (часть вторая)

2013-10-27  Марина Бурик Версия для печати

Как создать искусственный разум?.. И не только (часть вторая)

Влияние теории Ч.Дарвина [3] о происхождении человека и признание факта происхождения человека от животного сделали объектом критики деятельностное понимание, выработанное идеалистической философией. Поскольку стало очевидно, что человек такое же природное существо как и животное, необходимо было по-новому определить границы человека. Оставим в стороне социал-дарвинизм, отождествляющий человека с животным, пусть даже сложным и развитым, а человека с индивидом, борющимся за существование. Это - еще один вариант отождествление человека с организмом. Нас интересует, какую роль в  становления материалистического деятельностного подхода к человеку сыграла теория Дарвина.

В социологии, социальной философии, и культурологии, которые в то время формировались как отдельные отрасли знания, начали разрабатываться подходы к обществу как к целостному телесному феномену (в отличие от имплицитно господствующей теории общественного договора, базирующейся на индивидуализме). Рассматривая мир культуры как организм с определенными стадиями развития, представители активно развивающихся новых наук о человеке отходили от механистического стиля мышления. Правда, они противопоставляли ему эволюционистский взгляд на мир, так же абсолютизируя его. Но такой подход все же, позволял осмыслить тело культуры как целостный исторический феномен, который закономерно развивается. Это невозможно с точки зрения «социальной механики». Общество в целом и различные социальные институты рассматривались как организмы, эволюционирующие в процессе приспособления к внешним условиям. Для нас важно даже не то, каким образом понимали закономерности развития тела общества, а сам факт того, что антропология и культурология в процессе своего формирования ориентировались на изучение человека как действующего тела, которое не было удостоено внимания идеалистической философией. Причем, для этих наук было важно не только функционирование тела общества как целостности, а и момент единства тела индивида и тела культуры, то, каким образом тело индивида вписано в тело культуры и является его моментом. Здесь стоит упомянуть работы Дж.Мак-Леннана  [24], Дж.Фрейзера  [22], Ф.Джевонса  [23], Л.Морган  [16],  [17], М. Мид  [15], Е.Тайлора  [19], Л.Уайта  [20].

Представители антропологии (этнологии), которые занимались изучением первобытных обществ, так же как и марксисты, рассматривали человека и его тело как момент и продукт соответствующей культурной деятельности. Маркс даже отмечал, что Л.Морган параллельно с ним открыл материалистическое понимание истории.

Материалистическое понимание истории - это и есть материалистический деятельностный подход к человеку. Открывателем его по праву считается К.Маркс. Тело человека как мыслящее тело в марксизме рассматривается как на 100% культурный или социальный феномен, а не как физический или биологический объект. На первый план выходят особенности функционирования и воспроизводства тела культуры как целостности. Способ существования, то есть способ деятельности тела культуры определяет способ «вписывания» тела индивида в тело культуры, а следовательно - его деятельность и его мышление. Тело культуры полностью совпадает с телом общества, включает как предметный мир - очеловеченную и находящуюся в процессе очеловечивания природу (неорганическое тело человека) - так и совокупность тел живых индивидов, из которых состоит общество, во всем многообразии их культурных связей.

Маркс ввел понятие неорганического тела человека: «Практически универсальность человека проявляется именно в той универсальности, которая всю природу превращает в его неорганическое тело, поскольку она служит, во-первых, непосредственным жизненным средством для человека, а во-вторых, материей, предметом и орудием его жизнедеятельности. Природа есть неорганическое тело человека, а именно - природа в той мере, в какой сама она не есть человеческое тело. Человек живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо человек есть часть природы»  [14, с. 92]. Мыслящее тело понимается как единство органического и неорганического тела. С этой точки зрения человек выступает как природное существо и как человеческая природа.

Итак, мышление каждого отдельного индивида, в конечном счете, определяется спецификой единства исторически обусловленных органического и неорганического тела человека и его места в нем. Человек должен обладать природной определенностью, которая выступает по отношению к природе как сила природы и потому способна приводить в движение природные объекты. Без этого невозможна деятельность, а значит и мышление.

Теперь вернемся к вопросу, каким должно быть тело, чтобы оно было мыслящим? Природное тело индивида являться предпосылкой и условием для этого. Отметим:  только предпосылкой и только условием - необходимым, но недостаточным. Тем не менее, его природная определенность очень важна, для того, чтобы вообще мог начаться процесс движения от просто природного тела к телу мыслящему, как в становлении общества, так и в процессе индивидуального становления. Каким должно быть природное тело, чтобы оно могло стать мыслящим? Какими органами оно должно обладать?

Мозг является органом мышления. Индивид без мозга мыслить уж точно не сможет. Но сам по себе мозг мыслить может так же мало, как и индивид без него. И даже с этим, по большому счету согласны все материалисты, как минимум признается важность наличия сенсоров, которые бы снабжали мозг необходимой информацией. Пожалуй, на этом общее по вопросу о мыслящем теле у естественнонаучного материализма ХVII века в современной его форме - форме позитивизма, и у диалектико-материалистичекского деятельностного понимания человека, заканчивается. С точки зрения деятельностного подхода мозг все же не мог бы быть органом мышления без тех органов, которые позволяют человеку творить культуру. Поэтому мозг только по преимуществу, а не исключительно - орган мышления. Органом мышления так же является рука, и все те органы, которые позволяют человечеству осваивать и создавать предметы культуры: органы чувств, сама способность ощущать, определенное строение апарата, при помощи котрого издаються звуки, органы, отвечающие за возможность включения и освоения такой важнейшей сферы культуры как половая любов и многое другое. Это тело в своих главных чертах должно быть такое же, как наше с вами (включая в том числе и половые различия между индивидами, принадлежащими к одному роду, и необходимость есть несколько раз в день). Оно должно быть живым  и постоянно нуждающемся в природе и в других людях.

Отметим важнейший момент: биологическая определенность человека  заключается в его неопределенности. Человек от природы - ни к чему не приспособленное существо. В нем не заложен способ приспособления к окружающему миру, заставляющий его действовать только так, а не иначе. Но зато, именно благодаря этому и той степени свободы, которую ему предоставляет строение его природного тела, он обладает потенциальной способностью действовать по отношению к природе универсально. И эта потенциальная способность в определенных условиях становится действительностью. Любой человеческий индивид может освоить любой вид деятельности, живя и трудясь как член социо-исторического «организма», который сейчас совпадает с земным человечеством в целом. С этой биологической неприспособленностью человека неразрывно связано длительное детство и полная беспомощность человеческих детенышей. Биологическое тело некоторых приматов, в том числе и вида homo sapiens, обладает всем необходимым для того, чтобы быть мыслящим. И если мы когда-то встретим разумных существ на других планетах, то они будут очень похожи на нас с вами, не считая несущественных деталей. Способ же их существования будет человеческим - предметно-практически-преобразующей деятельностью.

Отметив главные моменты в характеристике природного тела, способного стать мыслящим, мы также должны указать на возможную вариабельность биологических предпосылок. На Земле, как известно, были люди не только нашего с Вами биологического вида, но людьми они от этого были не меньше чем мы. Современной наукой было открыто несколько видов таких людей. Известный период в истории неандерталец стоял на более высоком уровне культуры, чем кроманьонец - человек современного типа. У неандертальца было немного другое строение черепа и строение мозга, но в главном он был такой же, как мы. Он был способен к деятельности, моментом которой является мышление.  Неандерталец как род и действовал, и мыслил. Возможно, когда-то медики-биологи смогут искусственно создать неандертальского ребенка, который будет биологически не такой как наши дети, но не в меньшей степени человеческим ребенком, если будет жить и воспитываться в нашем обществе. Возможно, в каком-то далеком будущем человечество откроет для себя тайны зародившейся на какой-то далекой планете кремниевой жизни и сможет последовательно провести линию развития от кремниевой клетки до кремниевого тела, способного стать мыслящим, то есть по сущности человеческим телом.

Вопрос создания искусственного мышления, равного человеческому, на первом этапе является вопросом создания тела - способного стать мыслящим, а компьютер и вообще вещь, для этого очевидно не подходит. Как минимум - это должна быть не вещь, а живое существо. И в этом плане человечество продвинулось довольно далеко. Вопрос об искусственном создании природного тела человека - уже не вопрос. На него находят ответ биология и медицина, познавая логику природы. Постоянно усовершенствуются био- и медицинские технологии, позволяющие это сделать. Но все, что можно сделать естественнонаучными методами, так это только воссоздать организм, способный превратиться в мыслящее тело - заготовку, но не само это тело.

Природное тело превращается в мыслящее, только в определенном процессе, а именно в процессе того, как оно учится обращаться с предметами по-человечески. В процессе этого его природные органы превращаются в человеческие - культурные. Лапа становится рукой, глаз - человеческим глазом, способным видеть по-человечески, ухо - начинает слышать, и т.д, мозг становится органом мышления. Более того, тело человека как единство органического и неорганического тела, вообще не обладает раз и навсегда установленными закрепленными органами. Осознание этого моманта, выразолось в том числе и в метафоре «тела без органов» [5]. Они пребывают в постоянном процессе становления, постоянно изменяется, приобретая новые характеристики. Это очевидно, если говорить, например, о руке, человека. То, что она способна делать сейчас и каких-то 20, а, тем более, 100 лет назад - совершенно разные вещи, а значит и рука как культурный феномен - уже нечто совершенно другое. Хотя биологически она осталась той же, у нас по прежнему по 5 пальцев и большой - противопоставлен.

Такая культурная определенность собственно человеческих органов позволяет и должна в отдельных случаях культурно компенсировать физические недостатки отдельных индивидов. Рука, например, в определенных условиях может стать и глазами и ушами человека. В связи с этим, хотелось бы привести слова тогда еще студента Александра Суворова, человека, от рождения физически лишенного зрения и слуха.  На реплику, выражавшую удивление тем, что он и его товарищи ничего не видят и не слышат, но понимают лучше других, он отвечал следующим образом: «А кто вам сказал, что мы ничего не видим и не слышим? Мы видим и слышим глазами и ушами всех наших друзей, всех людей, всего рода человеческого ... А что касается понимания ... Не знаю - наверное, нас просто правильно учили этому - понимать то, что видишь...» [10]. «Всего рода человеческого» - вот в чем дело. Рука может стать глазом потому, что у человечества уже есть глаза и уши, и этот новый кандидат в человеки может при помощи своей руки пользоваться этими глазами и ушами всего человечества. В обязанность же общества должно входить создание для каждого индивида условий, в которых он мог бы приобщиться к коллективным органам человечества и сделать их своими собственными органами, а его тело стало бы мыслящим. Такое тело простирается далеко за пределы органического тела каждого отдельного индивида, и включает в себя его неорганическое тело человека - предметный мир культуры. С помощью своих неорганических органов человек познает окружающий мир, делая его логику своей собственной, с помощью этих органов он, в конце концов, - мыслит. Любое понятие, даже понятие вещей, которые можно непосредственно воспринимать при помощи органов чувств, возникает не из-за этого восприятия, а только тем путем, что человек учится с ними действовать. Преобразовывать материю мы можем только по ее логике. Поэтому-то и мыслящая форма движения материи должна воссоздаваться тоже по ее логике.

Таким образом, вопрос о создании искусственного мышления, равного человеческому, оборачивается, вопросом как обеспечить природной заготовке, о которой мы говорили, возможность стать человеком. А это уже вопрос, лежащий вне компетенции естествознания и развития техники. «Точно так же обстоит дело и с проектами машинных обществ, создания "искус­ственных людей" и другими подобными проектами, вокруг которых часто создается атмосфера нездоровой сенсации. Необходимо совершенно ясно представлять себе, что возможность реализации подобных проектов решается не в чисто техническом, а, прежде всего, в историческом плане и лежит поэтому вне компетенции киберне­тики или любой другой естественной науки. Ответы на подобные вопросы следует искать не в естественных, а в социальных науках. И этот ответ уже давно дан исто­рическим материализмом, а именно: во всяком реально существующем и развиваю­щемся человеческом обществе все созданное руками человека, в том числе и самые совершенные автоматы, является не более чем орудиями производства и не может быть в социальном плане равнозначным человеку» [1].

В связи с вышесказанным встает и другой вопрос: может ли человек с помощью технологий развивать свое органическое тело?  Да, конечно же может, должен и постоянно делает это. Если мы с этим не согласны, то должны отказаться не только от медицины, фармакологии, но и от расчески и мыла, постели, одежды и т.п. - вообще от потребления как производства и воспроизводства тела индивида. Развитие продуктов, способов и форм потребления - не что иное, как развитие органического тела человека как природного тела и как единства культурных определений посредством неорганического. С точки зрения материалистического деятельностного подхода тут есть два важнейших направления, или, точнее, это одно и то же, но рассматриваемое с разных сторон направление: 1) возможность универсального развития для каждого (обеспечить всем биологические предпосылки); 2) сохранение и развитие здоровья, именно как человеческого здоровья, то есть возможности универсального развития. И тут будущее за био-медицинской технологией и то, что можно, наверное, назвать "технологией образа жизни".

Но не только эти, а вообще все технологии должны быть направлены в том числе на то, чтобы каждый от момента зачатия и всю жизнь был здоровым, то есть сохранял возможность дальнейшего универсального развития как человека. И в этом смысле,  как раз главное - это освоение собственного неорганического тела, преобразование отношения человека к человеку и человека к природе. Речь идет об уничтожении общественного разделения труда, превращяющего отдельных индивидов в односторонние органы коллективного тела человечества, которые подчиняются логике вещей. Развитие органического тела следует рассматривать только в контексте развития телесности как единства органического и неорганического тела человека. А если смотреть на дело так, то бессмысленно пытаться сделать функции неорганического тела функциями органического. Поскольку все неорганическое тело человека - это продолжение его органического и ничего больше. Такая передача функций не будет развитием, и к телу человека ничего не добавит. Например, не нужно пытаться мышечную массу человека сделать настолько же сильной, как подъемный кран, если есть подъемный кран, поскольку сила крана - это не какая-то другая, внешняя по отношению человеку к сила. То же самое относится и к разнообразной компьютерной технике, которую человек создал для усиления своих мыслительных способностей. «Ибо в понятие коллективного человеческого разума всегда должно включаться и все то, что создано человеком для усиления его интеллектуальной мощи. Только при этом условии человеческий ра­зум является действительно всемогущим непреоборимым» [2].

 

 

1.       Глушков В.М. Гносеологическая природа информационного моделирования/ Виктор Михайлович Глушков // "Вопросы философии", №10, 1963. -

2.       Глушков В.М. Мышление и кибернетика  / Виктор Михайлович Глушков.  // Академик В. М. Глушков - пионер кибернетики -  Киев Юниор, 2003.

3.       Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор. / Чарлз Дарвин [пер с. англ. И. Сеченов, ред. Е. Сапунцова] в 2 книгах. -  Москва: Терра-Книжный клуб, 2009.с. - ІSBN 978-5-275-02251-3.

4.       Декарт Р. Страсти души.1649.  / Рене Декарт.  // Рене Декарт Сочинения в 2 т.-Т. 1 -  Москва: Мысль, 1989. - C. 481-57.

5.       Делёз Ж., Гваттари П.-Ф. Тысяча плато. Капитализм и шизофрения /Жиль Делёз, Пьер-Феликс Гваттари; [Пер. с фр.]. -  Екатеринбург: У-Фактория, 2010. - 895 с.

6.       Дидро Д. Письмо о слепых, предназначенное зрячим  / Дени Дидро; [Составление, редакция, вступительная статья и примечании В.Н.Кузнецова. Пер. с фр. П.С.Попова, И.Б.Румера, В.К.Сережникова и др.].  // Сочинения в двух томах Т. 1. -  М.: Мысль, 1986. - C. 275-322. - (Серия "Философское наследие. Том 97")

7.       Дубровский Д.И. Мозг и психика/ Давид Израилевич Дубровский // «Вопросы философии», 8, 1968. -

8.       Ильенков Э.В. Диалектическая логика: Очерки истории и теории. / Эвальд Васильевич Ильенков; 2-е изд., доп. -  М.: Политиздат, 1984. - 320 с.

9.       Ильенков Э.В. Психика и мозг (Ответ Д.И. Дубровскому) / Эвальд Васильевич Ильенков // Вопросы философии, 11, 1968. -  -  C. 145-155

10.     Ильенков Э.В. Философия и культура. / Эвальд Васильевич Ильенков. -  Москва: Политиздат, 1991. - 464 с.

11.     Ильенков Э.В. Фихте и «свобода воли», http://caute.ru/ilyenkov/texts/phc/fichtela.html.

12.     Лейбниц Г.В. Монадология  / Готфрид Вильгельм Лейбниц; [перевод Е.Н. Боброва].  // сочинения в 4-х т Т. 1. -  М.: «Мысль», 1982. - C. 413-429.

13.     Маркс К. Капитал Критика политической экономии. / Карл Генрих Маркс [пер. с нем.] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. T.23. -  М.: Издательство политической литературы - 907 с.

14.     Маркс К. Экономически-философские рукописи 1844 года  // К.Маркс, Ф.Энгельс: соч. в 50 т., 2 издание Т. 42. -  Москва: Политиздат, 1955-1981.

15.     Мид М. Культура и мир детства / Маргарет Мид [Пер. с англ. и коммент. Ю. А. Асеева; Сост., авт. послесл., с. 5-30, и отв. ред. И. С. Кон]. -  Москва: Наука, 1988. - 429 с.

16.     Морган Л.Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. / Льюис Генри Морган [пер. с. англ.]. -  Л., 1933.с.

17.     Морган Л.Г. Лига Ходеносауни, или ирокезов /Льюис Генри Морган [пер. Е.Бломквист]. -  Москва: Наука, 1983.с.

18.     Спиноза Б. Краткий трактат о Боге человеке и его счастье  / Бенедикт Спиноза; [перевод с голландского под. ред. А.И.Рубина].  // Спиноза Б. Избранные произведения в 2 томах Т. 1. -  М.: Издательство политической литературы, 1957. - C. 68-183.

19.     Тейлор Э.Б. Первобытная культура. / Эдуард Барнетт Тейлор ; [пер. с англ.]. -  М.: Политиздат, 1989.с. - ІSBN 5-250-00379-6.

20.     Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры. / Лесли Уайт [пер. с англ.]. -  Москва: РОССПЭН, 2004. - 1064 с. - ІSBN ISBN 5-8243-0483-1.

21.     Фихте И.Г. Основы общего наукоучения  / Иоганн Готлиб Фихте [пер. с нем.].  // И.Г.Фихте. Сочинения. Работы 1792-1801 гг. -  Москва: Научно-издательский центр "Ладомир", 1995. - C. 275-473. .

22.     Frazer J. Totemism and exogamy /Jon Frazer - London, 1910.

23.     Jevons F. The place of Totemism in the evolution of Religion./Frensis Jevons - London, 1900.

24.     Mac-Lennan J. Prehistoric times /Jon Mac-Lennan - London, 1865.

 

 

теория