Вернуться на главную страницу

От петли Нестерова до чакры Фролова

2013-08-27  Дмитрий Королев Версия для печати

От петли Нестерова до чакры Фролова

Наследие великого авиатора... и забвение его в Украине

Прошлый и нынешний годы необычайно богаты столетними юбилеями из летописи отечественной авиации. Год назад Россия отпраздновала столетие своих ВВС, и Украина к этому событию напрямую причастна.

В этом году отмечался юбилей Александра Покрышкина, и в мае было сто лет, как в небо поднялся первый в мире четырехмоторный аэроплан - «Русский витязь» уроженца Киева Игоря Сикорского.

И вот близится очередная дата: 27 августа (9 сентября) 1913 г. в Киеве Петр Нестеров первым в мире выполнил мертвую петлю, справедливо названную его именем.

Без преувеличения, то был эпохальный момент в истории авиации, когда, едва родившись, она начала выбираться из сковывавших ее пеленок. Начала выходить из того детского состояния, когда самолету для успеха достаточно было на радость публике кое-как «долететь из пункта А в пункт Б», и двинулась к свободному владению летательным аппаратом и реальному использованию крылатых машин на войне и в мирной жизни.

Петр Нестеров сделал решающий шаг в этом направлении, заложив основы высшего пилотажа и тактики ведения воздушного боя.

Он одним из первых стал летать смело, не боясь выполнять крутые виражи с большим креном, - что в те годы летчикам делать категорически запрещалось. Преодолел страх, вполне оправданный, если принять во внимание хрупкость тогдашних аэропланов и слабую разработку теории и практики их полета. Заметим, что сам Нестеров в своих экспериментах опирался на точный расчет, глубокие познания в математике и механике, полученные им в артиллерийском училище.

К тому же этот человек не был лишен и поэтического дара! Вот что написал Нестеров о своем свершении:

Одного хочу лишь я,
Свою петлю осуществляя:
Чтоб эта «мертвая петля»
Была бы в воздухе живая.
Не мир хочу я удивить,
Не для забавы иль задора,
А вас хочу лишь убедить,
Что в воздухе везде опора.

Нестеров положил начало плеяде российских/советских летчиков-новаторов, совершивших революции в летном деле. После него был, в частности, инструктор Севастопольской школы авиации Константин Арцеулов, который одним из первых в мире (1916 г.) преднамеренно ввел самолет в штопор и успешно вышел из него. К слову сказать, первый учитель Валерия Чкалова К. Арцеулов приходился внуком знаменитому Ивану Айвазовскому и сам был неплохим художником.

По-нестеровски смотреть в небо

С восхищением о Петре Нестерове отзывался Юрий Гагарин. Когда первого космонавта планеты спросили, с чего начинается летчик, он сказал, что лучшим ответом на этот вопрос служит короткая (27 лет), но яркая, как факел, жизнь Петра Нестерова. Надо по-нестеровски смотреть в небо, по-нестеровски увлекаться мечтой о покорении воздушного океана, отдавать всего себя служению любимому делу.

Именно так, по-нестеровски, по-чкаловски, по-покрышкински, по-гагарински, смотрели в небо и без остатка отдавались служению Родине несколько поколений советских авиаторов. Достаточно сказать, что воздушный таран, когда-то совершенный Нестеровым, в Великую Отечественную войну повторили около 780 наших пилотов. 25 человек выполнили его дважды, а Алексей Хлобыстов и Борис Ковзан сделали это 3 и 4 раза соответственно! Это - исключительно наш, русский/советский прием!

Таранили неприятеля наши пилоты и после войны, уже в эпоху реактивной авиации. Так, 28 ноября 1973 г. в воздушное пространство СССР вторгся разведчик RF-4C Phantom II ВВС шахского Ирана, вторым членом экипажа которого, кстати, оказался американец. Пилот перехватчика МиГ-21СМ Геннадий Елисеев безуспешно израсходовал все ракеты, после чего решился на сверхзвуковой таран. Экипаж «фантома» катапультировался и был взят в плен. За этот подвиг Елисееву посмертно присвоили звание Героя Советского Союза...

А в 1980-е гг., после того как в ответ на американские истребители 4-го поколения был создан великолепный Су-27, советские летчики-пилотажники стали творить в небе настоящие чудеса. Появились новые невероятные фигуры высшего пилотажа, названные русскими фамилиями: «кобра Пугачева», «чакра Фролова». «Кобра» (на самом деле ее впервые выполнил не Виктор Пугачев, а Игорь Волк - Пугачев же впервые продемонстрировал эту фигуру на авиашоу) - это когда самолет резко задирает нос и «встает на хвост», продолжая при этом, замедляясь, двигаться «брюхом вперед». И это вовсе не баловство - есть мнение, правда, небесспорное, что в бою такой маневр позволит при использовании нашлемной системы целеуказания пускать ракеты «воздух-воздух» вверх и даже «за спину»!

Су-27 и МиГ-29 стали первыми в мире реактивными крылатыми машинами, способными выполнить «колокол», - войдя в позу «кобры», раскачиваться вперед-назад или в стороны подобно языку колокола. Но еще фантастичнее выглядит «чакра Фролова», доступная лишь самолетам с отклоняемым вектором тяги (таким как Су-37 и поставленные ВВС Индии Су-30МКИ). Фактически «чакра» представляет собой ту же петлю Нестерова, только с нулевым радиусом, на сверхмалой скорости - машина выполняет воздушный кульбит, переворачиваясь на 360 градусов в вертикальной плоскости вокруг собственного хвоста!

В конце 80-х выступления Су-27 и МиГ-29 на международных авиасалонах вызвали неописуемый восторг публики. Именно советские конструкторы и летчики - наследники Петра Нестерова открыли новую страницу в истории авиационных технологий, выступили создателями «сверхманевренности». Теперь невероятные фигуры выписывает в воздухе новейший российский Сухой Т-50. Россия наконец обзаводится своим истребителем пятого поколения.

Плохо только, что поздно - с отставанием в этом деле на десяток лет от американцев. Хотя начинали-то разработку истребителей пятого поколения мы практически одновременно - соответствующее постановление Совета Министров СССР о создании «истребителя 90-х» (sic!) было издано еще в начале 80-х гг.

Под игом «цивилизованных» троглодитов

Свой последний бой штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров принял в августе 1914-го, ценой собственной жизни «завалив» австрийский «Альбатрос» барона Розенталя. Случилось это недалеко от села Воля-Высоцкая в окрестностях старинного города Жолква (в советское время он назывался Нестеров).

Во времена СССР на месте гибели героя был возведен мемориальный комплекс, включающий обелиск и музей П. Н. Нестерова - филиал Музея истории войск Краснознаменного Прикарпатского военного округа. Нельзя сказать, что этот мемориал, торжественно открытый в 1979 г., представлял собой шедевр архитектуры и скульптуры, да и коллекция музея была довольно скромной. Не это было, однако, главное - такого рода мемориальные комплексы призваны в первую очередь осуществлять педагогическую работу, воспитывать молодежь, способную, как Нестеров, целиком отдаваться любимому, полезному обществу делу.

Такая работа широко велась в Советском Союзе, где, помимо всемирно известных, обладающих богатейшими коллекциями музеев, существовали тысячи малоприметных и скромных - сельских, заводских, школьных и т. д., пользы от которых было никак не меньше, чем от Эрмитажа!

Но после смены строя они в большинстве своем стали никому не нужны, многие из них были уничтожены, расхищены, загажены. Такая печальная судьба, в частности, постигла работавший во Львове на общественных началах Музей космонавтики. Результат не замедлил сказаться: подрастающее поколение в немалой своей массе уже не жаждет что-то строить, изобретать, творить, летать в космос - а только «грести бабло лопатой», жить на широкую ногу да развлекаться-тусоваться.

Я знал, что Мемориал Нестерова в Жолкве разгромлен, пришел в запустение. Но когда мы с корреспондентом «Рабочей газеты» Виктором Корниенко прибыли на «объект» для его осмотра, я был действительно удручен, и на глаза едва не навернулись слезы. Зрелище превзошло все мои ожидания! Было такое впечатление, что мы попали на развалины заброшенного древнего города из сказки Киплинга, по которым пронеслись шумной ордой злобно-тупоголовые бандерлоги.


Музей расположен возле самой дороги, но мы его не сразу и обнаружили! За то время, что он не работает, вокруг поднялась небольшая роща, все заросло кустарниками и бурьянами. Когда-то музей и обелиск соединяла аллея, выложенная плитами, с фонариками по сторонам. Естественно, все это раскрадено.

Внутри здания - неописуемый разгром. Всюду мусор, битые кирпичи и куски штукатурки. Стены исписаны. Куда делись экспонаты - наш провожатый из числа местных жителей не ведает: очевидно, частично растащены, а то и уничтожены.

На меня особое впечатление произвел покореженный барельеф на наружной стене здания, изображающий Икара, - этот символ вековечной мечты человечества о покорении неба. Все, пал бесстрашный сын Дедала, и высокая мечта людей о полетах в небесах сменилась их убогим прозябанием на грешной земле.

С обелиска сняты горельеф Нестерова и барельефы, посвященные героям отечественной авиации до Гагарина включительно. Как-никак барельефы эти были выполнены из кованой меди - то-то поживились мародеры! Попытались они было несколько лет назад украсть и макет реактивного самолета с верхушки обелиска. Макет ведь этот сделан из дорогущей нержавейки! Местные рассказывают, что злоумышленники накинули на приглянувшийся им металлический предмет трос (это на головокружительной-то высоте - неужто альпинист работал?), но когда принялись стаскивать его автомобилем - нагрянула милиция.

И отныне крылатый аппарат, устремленный некогда ввысь, к звездам, беспомощно висит в горизонтальном положении, грозя упасть на какого-нибудь случайно забредшего посетителя...

В такого рода местах со всей остротой осознаешь: в нашей стране, особенно в западном ее регионе, правят бал люди, способные лишь разрушать и давящие своей темной силой все мало-мальски творческое и созидательное.

И помимо киплинговских бандерлогов, мне припомнилось также одно замечательное место из книги писателя Максима Калашникова. Он сравнивает «демократов», пришедших к власти на постсоветском пространстве, с дикарями, которые обнаружили обломки потерпевшего катастрофу корабля инопланетян. Троглодиты с удивлением вертят в руках обрывки блестящей обшивки, пытаются разобрать на части диковинные приборы, даже пробуют на зуб непонятные микросхемы. Им досталось несметное богатство, но они неспособны применить его с пользой для себя. Ну разве что могут использовать детали из высокотехнологичных сверхтвердых сплавов вместо каменных топоров!

Так и люди, опустошившие нашу страну, - тоже дикари, хоть и мнящие себя европейцами.

С противоречивыми чувствами покидал я развалины мемориала. С одной стороны, вид их пробуждает праведную ненависть к разрушителям Отечества и зовет к бескомпромиссной борьбе с ними, за возрождение нашей страны. Но с другой.., руки опускаются, когда понимаешь, насколько все запущенно.

Спасти память о герое. А заодно и честь Украины

Ровно через год исполнится сто лет со дня геройской гибели Нестерова. То, во что превращен его мемориал близ Жолквы, - позор для Украины, и надо как-то такое положение исправлять. Понятное дело, музей уже не возродить. Реставрация монумента тоже крайне затруднительна - как в техническом плане, так и в финансовом.

Но выход, на мой взгляд, все-таки есть: установить на месте гибели авиатора пусть небольшой, скромный, но со вкусом выполненный памятник либо памятный знак. Обращаться по этому поводу к местным властям бессмысленно. Для них имя Нестерова - пустой звук, у них иные герои. Остается побеспокоить областную администрацию, а лучше, наверное, Банковую, либо рассчитывать на общественные организации. А может, сразу обратиться за помощью в посольство России?

история общество