Вернуться на главную страницу

Свет костров побеждает тьму средневековья 9 февраля - 400 лет со дня казни Джулио (Лючилио) Ванини

2019-02-09  К. Дымов Версия для печати

Свет костров побеждает тьму средневековья  9 февраля - 400 лет со дня казни Джулио (Лючилио) Ванини

В феврале - 17 февраля 1600 года, в Риме - был казнён Джордано Бруно. И в феврале тоже, но только в Тулузе, в самой «еретической» ещё со времён катаров и альбигойцев области Франции - был сожжён на костре инквизиции другой видный итальянский философ-пантеист, а фактически-то - атеист, последователь Джордано, но гораздо менее известный философ, чем он, - Джулио Чезаре Ванини (1585-1619).

Перед казнью он заявил судьям: «Нет ни бога, ни дьявола, так как, если бы был бог, я попросил бы его поразить молнией суд, как совершенно несправедливый и неправедный; если бы был дьявол, я попросил бы его также, чтобы он поглотил этот суд, отправив его в ад; но так как нет ни одного, ни другого, я ничего этого не делаю». Ванини взошёл на костёр, до конца отстаивая свою точку зрения и само право человека на собственное мнение, а спустя год - в 1620 году - обе книги его были запрещены и также преданы огню «за опасный и отвратительный атеизм».

А до суда и казни были странствия по Европе - скитания человека, гонимого за свои взгляды, гонимого за Истину. Италия, Франция, Англия... В Лондоне он совершает вроде бы удачный ход, обеспечивающий ему безопасность: торжественно отрекается от католицизма. Англиканские попы пришли от этого в восторг: переход в их веру итальянского философа они трактовали как победу их вероучения. Но не тут-то было: скоро мятежный мыслитель принялся проповедовать веротерпимость - за что Джулио Ванини уже тогда был предан суду и осуждён на казнь, но благодаря покровительству высокопоставленных лиц он спасся, эмигрировав на континент.

Он всё же был осторожен: атеистические взгляды свои всячески маскировал, прикрывая пантеистическими формулировками, и даже для видимости критиковал атеистов. Главный свой труд «Амфитеатр вечного провидения...» он сопроводил подзаголовком: «Против древних философов, атеистов, эпикурейцев, перипатетиков и стоиков». Обычным приёмом Ванини было проповедовать атеизм под видом его опровержения - и делал он это настолько умело, что церковники не сразу и поняли, в чём суть сочинения философа! Враги не понимали, но единомышленники, вообще - люди мыслящие, понимали сразу, читая между строк. А. И. Герцен, характеризуя эзопов язык вольнодумцев тех времён, писал про «тонкий флёр», «который для зоркого, для желающего ничего не скрывал, но скрывал от врага: любовь догадливее и проницательнее ненависти». Однако дело было отнюдь не только в страхе перед инквизицией, перед преследованиями. По словам того же Герцена, «иногда они это делали, чтоб не испугать робкие души современников; иногда - чтоб не тотчас попасть на костёр». То есть, такая тактика не спасала совсем от костра - но зато давала время для работы и творчества; а главное было: не отпугнуть «робкие души»!

И Ванини сам говорил, что внезапный свет больно ударяет в глаза тем, кто долго оставался в потёмках. Нужно, полагал он, постепенно сеять семена сомнения в души верующих, в души тех, кто погряз в заблуждениях и предрассудках, которые веками навязываются народу светскими и духовными властями. Думается, что и для нашего времени возвращения самой махровой политической, идеологической и культурной реакции, тотального оболванивания масс и погружения их в темноту средневековья такая тактика «пропаганды света» может быть наиболее эффективной.

Лючилио Ванини был одним из тех мыслителей Нового времени, кто возродил античное материалистическое учение Эпикура и Лукреция Кара - включая их тезис о том, что страх породил веру в богов. Ванини в скрытных пантеистических формах утверждал учение о вечности материального мира и отрицал бессмертие души. Если бы душа была бессмертна, остроумно заметил Ванини, бог обязательно бы вернул хотя б одну из душ, чтобы этим опровергнуть атеизм! Итальянский философ, между прочим, одним из первых высказал догадку о происхождении человека от обезьяны.

Поднялся Ванини и до критики существующих общественных порядков. Он сравнивал паразитические элементы общества с мёртвыми деревьями в лесу - и их надо под корень вырубать, дабы дать простор для деревьев молодых и растущих. Улучшения жизни людей следует ожидать не от милости небес, но от достижений науки, превращающей бесплодные, пустующие земли в цветущие поля и сады.

Современник Бруно и Галилея, Шекспира, Сервантеса и Кампанеллы, Ванини ставил человека выше небес. И гуманизм он утверждал даже костром инквизиции!

история