Вернуться на главную страницу

Дух полковника мстит его убийцам. Ливия при тиране и после него

2017-06-07  Дмитрий Королёв Версия для печати

Дух полковника мстит его убийцам.  Ливия при тиране и после него

7 июня Муаммару Каддафи исполнилось бы 75 лет. Пять лет назад, в статье к 70-летию со дня его рождения, написанной по горячим следам событий 2011 года и убийства полковника, мы писали: «Муаммар Каддафи - безусловно, не та фигура, которую надо идеализировать. Прямо скажем, личность весьма противоречивая, спорная и для нас, европейцев, "тёмная" и непонятная. Истории ещё предстоит дать ответ на вопрос - а для этого, возможно, потребуется не одно десятилетие, - кем же в действительности был лидер Ливийской революции: жестоким и властолюбивым тираном, каким его рисует западная пропаганда, или всё-таки пламенным борцом за счастье своего народа? Или, может, и тем, и другим?»

И далее: «Но одно не подлежит сомнению: Каддафи не струсил, не сдался на милость врага, сражался до конца и погиб в бою как солдат. Причём убит он был в самых лучших традициях современной "демократии": подло, ударом в спину, так, чтоб не дожил он до суда и не поведал там ничего такого, чего не хотели бы довести до сведения общественности т. н. "революционеры" и их западные покровители. Это как раз тот случай, когда не Каддафи был прав - были неправы его враги!» [Каддафи и был Ливией. 7 июня полковнику исполнилось бы 70 лет... - «2000», 2012, № 23(609); http://propaganda-red.livejournal.com/708920.html].

Когда писалась мною та статья, мы-то ещё наслаждались мирной жизнью, и события в Ливии (как и война в Сирии) казались нам чем-то бесконечно далёким от нас, чем-то абсолютно невозможным для европейской Украины. Сегодня мы можем перечитать то, написанное пять лет назад, иными глазами: «Короче, "революция", как это и предсказывалось, плавно перетекла в наглый "дерибан" и бандитский "беспредел", от которого, естественно, страдают простые граждане. Реальная власть ныне принадлежит "человеку с "Калашом"", разоружить которого и вернуть к мирной жизни и труду представляется невозможным» [там же].

Гибель Каддафи окружена загадками. Новая власть - если только её можно назвать властью - отказалась провести международное расследование обстоятельств убийства бывшего лидера страны, отчего существуют разные домыслы и версии. Двоюродный брат Каддафи, например, утверждает, что авиация НАТО, нанося удар по кортежу полковника, применила ещё и удушающие газы, из-за которых многие сопровождавшие его лица попросту потеряли сознание и в таком состоянии попали в руки боевиков. Над чуть живым Каддафи издевались, били его и кололи штыками, а затем некий 18-летний молокосос пустил старику пулю в висок из его пистолета.

Говорят, перед смертью пленённый ливийский вождь проклинал своих убийц, и надо признать, его проклятья, а также его прежние публичные пророчества в адрес устроивших агрессию против Джамахирии западных государств сбылись сполна.

«В общем, с уходом в мир иной Муаммара Каддафи, похоже, погибла и созданная им стабильная, сытая и зажиточная Ливия. Хорош ли был Каддафи, или плох - но он держал в руках эту страну с её сложным и непонятным для европейцев кланово-племенным делением. Теперь всё развалилось, и, скорее всего, хаос в Ливии затянется на долгие-долгие годы...», - также писали мы в той статье. Прошло пять лет, но ничего, в сущности, там не изменилось: в стране по-прежнему царит хаос, и государственность взамен прежней «революционеры» создать так и не сумели.

Двоевластие сменяется троевластием, в Ливии сосуществуют правительства и парламенты, борются либералы и исламисты, генералы и даже фельдмаршалы (!), противостоят друг другу исторически соперничающие между собой Триполитания и Киренаика, а «бригады» и «ополчения» воюют за контроль над нефтепромыслами и портами. Враждуют племена и кланы, пускают корни «Аль-Каида» и ИГИЛ, которое полтора года удерживало в своих руках стратегически важный город и порт Сирт - тот самый, где провёл последние дни жизни Каддафи. Международное сообщество пытается организовывать «межливийский диалог», извне назначая «легитимную власть» в Ливии и проводя время от времени там военные операции. Помогает это мало. А ведь полковник Каддафи предупреждал, что натовцы «хотят превратить её [Ливию] в эмират Бен Ладена, сделать из Ливии Афганистан». «Если Ливия будет гореть в огне, то кто сможет править ей?», - вопрошал покойный лидер.

В 2011 году, согласно официальным данным, в ходе гражданской войны и иностранной интервенции погибли 14 тыс. ливийцев; в дальнейших столкновениях, по неофициальным уже данным, - ещё 6 тыс. чел. Только после 2014 года 450 тыс. ливийцев стали беженцами, а в самой Ливии скопился миллион беженцев из других стран Африки, жаждущих прорваться в Европу. Таков печальный итог «революции».

В самой Ливии реакция людей на убийство Каддафи была очень разной. Вот что вспоминает работавший в этой стране по контракту белорусский хирург Руслан Берёзкин: «Мы видели людей, которые торжествовали при известии о гибели человека, которого буквально полгода назад они боготворили... Нам это показалось вакханалией...  Мы смотрели на них и думали: "Кого вы победили? Вы сами себя победили - в стране бардак, разруха. А при Каддафи ливийцам жилось неплохо, они и сами это отмечали". ...А были люди, которые на фоне этого ликования плакали. Эти слёзы мы для себя трактовали по-разному: кто-то мог плакать по погибшим родственникам, а кто-то мог плакать по человеку, которого убили без суда, без следствия - просто так, издевательски» [http://tass.ru/opinions/interviews/3719237]. Это - очень важный момент, заслуживающий осмысления: свержению диктатора радовались вполне благополучные люди; более того, многие из них незадолго до того совершенно искренне выходили на проправительственные демонстрации! Да, настроения толпы переменчивы, и ею умело управляют «кукловоды со стороны».

Однако упомянутый доктор Берёзкин отмечает ещё один интересный момент. В Ливии всегда бесплатно оказывали медицинскую помощь любым иностранцам. И вот с началом «революции» к белорусскому врачу массово повалили пациенты - молодые мужчины, граждане Туниса, Египта и др. - с характерной резаной раной ладони, которую можно получить, метая какие-либо предметы в ходе беспорядков.

Характеризуя же «революционный энтузиазм» «борцов за свободу», Руслан Берёзкин вспоминает сегодня следующее: «Когда пришли повстанцы, мы узнали, что ливийцы могут быть пьяными, что они могут быть укуренными. У наших охранников сразу появилось много кальянов, и мы наблюдали классическую картину наркотического опьянения... ...Когда появлялась депрессия и чувство страха усиливалось, они для того чтобы себя взбодрить, начинали перестрелку, стреляли в воздух. И вот как петухи в деревне - в одном месте, в другом, и понеслось по всему городу. Взбодрились, покурили и дальше несут охрану». Однако особенно поразила белоруса такая картина в местном аэропорту вскоре после «победы демократии»: пассажиры-ливийцы сдают автоматы Калашникова в багаж так же, как мы сдаём в багаж чемоданы, - и на каждом стволе бирочка, обозначающая, чья это «кладь»!

Парадокс состоит в том, что в результате «революции» получил специфически извращённое воплощение один из главных лозунгов, выдвинутых М. Каддафи в его знаменитой «Зелёной книге»: «Власть, богатство и оружие - в руки народа!» Смотря, конечно, что понимать под народом... Сильный элемент анархизма в своей политической доктрине Каддафи сочетал с явно авторитарным стилем правления, и это противоречие в итоге разрешилось «управляемым (извне) хаосом» и анархией, разрушением государственности с переходом власти к «человеку с "калашом"».

Про Джамахирию Каддафи рассказывают, что то было богатое, процветающее социальное государство. Это так, но не совсем - нужно знать и понимать динамику экономического развития Ливии. Пик её процветания пришёлся на вторую половину 1970-х - начало 80-х годов - на период после того как были национализированы нефтяная промышленность и другие базовые отрасли, а цены на нефть, при её особо низкой себестоимости в Ливии, были очень высоки. В то время уровень жизни в этой стране был выше, чем в Италии, Испании, Южной Корее и Новой Зеландии!

Затем последовали разного рода военно-политические потрясения, падение нефтяных котировок и международные санкции, которые изрядно истощили Ливию. Так, в 17-летний период с 1986 по 2002 год страна 9 лет заканчивала снижением ВВП, и в среднем за весь тот период ВВП сокращался на 0,5 % в год. Тем не менее, в 2000-х Ливия в Африке уступала по ВВП на душу населения только Сейшельским островам и чуть позже ещё Экваториальной Гвинее, а по индексу человеческого развития она опережала такие страны, как Саудовская Аравия, Россия и Украина.

И как раз в 2000-х годах на фоне видимой нормализации отношений с Западом экономика Ливии начала вроде как налаживаться. В 2002-08 годах она прирастала со средним темпом в 7,4 % в год! Заработала грандиозная «Великая рукотворная река», давшая вдоволь воды городам и сельскому хозяйству страны, а в Европу пошёл газ по проложенному на дне Средиземного моря «Зелёному потоку». Принимались меры по диверсификации хозяйства - с развитием чёрной металлургии и нефтехимии.

Правда, всё это сопровождалось приватизацией и усиленным проникновением в страну западных монополий - что, видимо, и готовило «революцию» экономически.

В любом случае, ливийцы при Каддафи наслаждались дешёвыми бензином и продуктами питания, бесплатной медициной и практически дармовым жильём. Нормой для граждан Джамахирии были квартиры и коттеджи площадью в 120 кв. м! Молодые семьи получали солидные подъёмные. Государство даже оплачивало при необходимости лечение граждан за рубежом, выдавая им до 10 тыс. долл. на душу.

Вместе с тем, внимательный анализ ливийской статистики выявляет по ряду направлений некоторую неэффективность такой социальной политики. Скажем - раз уж мы коснулись сферы здравоохранения, - средняя продолжительность жизни за первые 25 лет правления Каддафи поднялась с 55 до 70 лет, однако с той поры, с середины 1990-х годов, она практически не росла. Хотя только с 2003 по 2010 год расходы на здравоохранение на душу населения выросли со 190 до 394 долл. (в 2012 году они достигли 655 долл., но к 2014 году снизились до 372 долл.). Та же Куба, например, располагая намного меньшими финансовыми ресурсами, создала более качественную медицину, основанную на собственных кадрах (тогда как Ливия брала на работу иностранцев, включая врачей и медсестёр из Украины), и добилась куда большего прогресса в увеличении продолжительности жизни населения (ок. 80 лет).

Добиться 100%-ной грамотности Каддафи тоже не смог (она достигла 90 %).

Не говоря уже о том, что и сейчас, и при Каддафи в Ливии была чрезвычайно велика безработица - стабильно под 20 %, и, очевидно, вся эта орава не занятого общественно полезным трудом, но получающего разного рода пособия населения составила важнейшую социальную базу вооружённого «недовольства и протеста».

В 2011 году экономика Ливии рухнула на 62 %. В 2012 году, несмотря на хаос и продолжение войны, ВВП как-то странно вырос на целых 104,5 %, но ненадолго: с 2013 года ВВП сокращается непрерывно - в среднем на 11,8 % в год. Нефтедобыча с 2010 по 2015 год сократилась вчетверо. В последнее время она, правда, помаленьку восстанавливается: надо полагать, как раз по этой ключевой отрасли иноземные инвесторы, применяя материальные стимулы (подкуп), способны более или менее привести к согласию соперничающие правительства и вооружённые группировки.

В 2016 году ВВП на душу населения (6169 долл.) составил всего 41,5 % от уровня 2008 года - хотя, заметим, что по ВВП на душу населения, если брать его по паритету покупательной способности (ППС), полыхающая Ливия и сегодня всё ещё вдвое превосходит Украину (более 14000 долл. у них против 7500 долл. у нас)!

Отметим, что к концу 2000-х годов Каддафи смог сократить государственный долг Ливии до ничтожных 2,5 % ВВП (хотя в 90-е годы он превышал 60 %). Ныне же госдолг превысил уже 100 % ВВП - что отражает нарастающую финансовую зависимость нынешней Ливии от Запада, от его финансовых вливаний и помощи.

Ливия даёт нам яркий пример того, как под лозунгами абстрактной свободы и демократии массу народа понуждают пойти против её же конкретных интересов. И до тех пор, пока эта масса не научится видеть, понимать свои интересы, отличая их от интересов поводырей-политиков, изображающих себя демократами, обманывать народ будут и впредь, до бесконечности. Но дух полковника, проклявшего убийц, мстит не только народу его страны, своими ж руками уничтожившему собственное благополучие. Он мстит и убийцам извне - «крестоносцам», как он их называл.

Местью Америке послужил погром в 2012 году американского консульства в Бенгази - этой «колыбели революции», - в ходе которого был зверски убит посол США Кристофер Стивенс. Европа сполна «получила» в виде нашествия мигрантов, атакующих её морем с неподконтрольных никому ливийских берегов. А ведь не кто иной, как Каддафи, обладал наибольшими возможностями контролировать Африку, её миграционные потоки; с его падением рухнула и «стена» на пути беженцев.

Вот и отец организатора недавнего взрыва в Манчестере оказался «борцом с тиранией Каддафи», в своё время дезертировавшим из ливийских силовых служб и эмигрировавшим в Англию, а в 2011 году присоединившимся к «революции». Есть сведения о его (отца террориста) связях с ливийскими «братьями-мусульманами».

Победа Запада в Ливии - очередная его пиррова победа, но никто там не хочет брать на себя ответственность за хаос в Ливии. Не исключено, однако, что мир и порядок в стране установят в итоге именно «неокаддафисты», которые в последнее время активизировались - в особенности в южной пустынной провинции Феццан...

P. S. В настоящий момент в Ливии отсутствует единая государственная власть. Запад страны (Триполитанию) контролирует Правительство национального единства Фаиза Сараджа (род. 1960), которое признаёт т. н. «мировое сообщество», восток (Киренаику) - новоявленный (с 2016-го) фельдмаршал Халúфа Хáфтар (род. 1943), которого, по сообщениям СМИ, поддерживают ОАЭ. Это не считая власти полевых командиров на местах. Альтернативу им всем и может составить движение неокаддафистов - «Совет племён и городов Ливии», в который входят видные чиновники времён Каддафи (например, Тахар Дахеш) и члены его семьи, такие как сын Саиф-аль-Ислам и дочь Айша - ныне представитель Совета по международным делам. Саиф вроде сумел вырваться из плена, а с Айши недавно сняты санкции ЕС.

Дахеша в 2011 году схватили мятежники, которым помогали спецслужбы Франции и Катара - это сейчас эмират Катар неожиданно обвинили в «поддержке исламского терроризма», а тогда катарцы были заодно с натовцами и саудитами в их поддержке «демократии» в Ливии. Чиновник подвергся пыткам, причём он уверяет, что истязали его именно французы, поскольку говорили между собою мучители на французском языке. Вырвавшись из плена, Дахеш подал иск во французский суд, но власти Пятой республики делают всё, чтоб этот процесс затянуть и «завалить», они, в частности, не дали ливийцу визу на въезд для участия в судебных заседаниях.

Как утверждают в Совете, их движение насчитывает ныне 20 тыс. чел. в самой Ливии и столько же в эмиграции. Однако пока его влияние ограничивается только Феццаном, где определённую силу представляет их генерал Али Кана, и Совет там может опереться на племена берберов и туарегов, когда-то сильно поддерживавших - поддерживавших практически до конца - Каддафи. Но понятно, что без выхода к крупным городам, к морю, к портам и ключевым элементам нефтепромысловой и нефтетранспортной инфраструктуры реальной силы это движение не обретёт.

Тем не менее, неокаддафисты способны сыграть не только на ностальгии определённой части ливийского народа по временам стабильности и материального благополучия, но и на противоречиях среди тех, кто «раздерибанил» страну после свержения Муаммара Каддафи. Фаиз Сарадж - откровенно прозападный политик, поддерживаемый также «братьями-мусульманами», и его легитимность в глазах многих ливийцев сомнительна. Халифа Хафтар, много лет проживший в США, тоже считается деятелем, выражающим интересы Соединённых Штатов. В своё время, после поражения Ливии в Чадской войне, он - до того офицер в армии Каддафи - отрёкся от режима и оказался за границей, причём, по некоторым сведениям, имел связи с ЦРУ. В 2011 году Хафтар присоединился с «революции», став генералом.

Особый интерес вызывают контакты военачальника с Россией: в 2016 году он дважды посетил Москву, встречался с С. Шойгу и С. Лавровым, а в январе 2017-го поднялся на борт авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Тогда, помнится, заговорили о том, что Россия в дополнение к сирийской кампании вмешается ещё и в ливийский конфликт. «Партнёр» для РФ, прямо скажем, весьма сомнительный, особенно если учесть, что в своей борьбе против «братьев-мусульман» и игиловцев Хафтар опирается, помимо прочего, на некоторые группы салафитов, чьи бригады интегрировались в армию фельдмаршала. Да, там, в Ливии, всё крайне запутанно...

В войске Хафтара служит множество офицеров армии Каддафи, для которых это возможность получить оружие и сражаться против радикальных исламистов. Сообщается, что престарелый вояка многим своим подчинённым попросту не доверяет, а значит, нельзя исключать того, что в результате дальнейшего развития противоречий и дискредитации «революционеров» всех мастей в глазах народа, в результате вероятного развала хафтаровской группировки и устранения самого Хафтара состоится альянс части хафтаристов с «Советом племён и городов».

Совет предлагает «перезагрузку» Ливии, восстановление Джамахирии с опорой на традиционную племенную самоорганизацию. «Племя в Ливии - это своего рода социальный зонт, наша надежда на безопасность», - говорит г-н Дахеш. При этом Совет позиционирует себя как сугубо светскую силу; вот что заявляет другой видный его деятель доктор Абд-эс-Салам Милад Абуграра: «Мы представляем светское, а не религиозное движение. Мы не верим в существование политической религии, будь то умеренной или радикальной. Религия - это религия от бога, и ни в коем случае нельзя превращать религию в политические учения и доктрины». «Совет племён и городов» выступает против империалистического вмешательства и лживо-лицемерного «диалога», продвигаемого западными державами, разрушившими эту страну.

2000

история