Вернуться на главную страницу

Вспоминая Уотергейт

2016-10-25  Дмитрий Королев Версия для печати

Вспоминая Уотергейт

Нынешняя президентская кампания в США уже признана самой грязной. Взаимные оскорбления и голословные обвинения со стороны кандидатов, явная «заангажированность» «свободных и демократических» СМИ, муссирование тем физического здоровья и сексуального поведения претендентов на высшую власть – всё это отодвинуло на задний план и сделало фактически невозможным какую-либо содержательную дискуссию, без чего демократический выбор, по сути, невозможен.

Разумеется, так было всегда, и не нужно, господа, с удивлением «открывать Америку». Вспоминается старая советская карикатура, на которой республиканец, сидя на слоне, и демократ верхом на осле остервенело поливают друг друга из вёдер помоями. Однако на сей раз ожесточение и грязь явно превзошли обычный уровень.

Более того, в последние дни поднята принципиально новая тема: возможность фальсификации выборов. Дональд Трамп прозрачно намекнул на то, что может не признать официальные итоги волеизъявления. Покамест трудно сказать, что это: блеф, крик отчаяния, заранее заготовленное оправдание своего поражения или… или Трамп всё же чувствует свою силу и готов отстаивать свою вероятную победу до конца, даже посредством «майдана». Об этом мы узнаем не ранее 9 ноября.

Самое забавное то, что мы-то раньше считали «карусели» и «мёртвых душ» специфически нашими – постсоветскими – избирательными технологиями. Кто-то даже, помнится, посмеивался над тем, что, мол, небезызвестная госпожа Псаки рассуждает о «каруселях» на выборах в одной из бывших советских республик, не понимая, что это такое. Нет, выясняется, всё они, американцы, знают и понимают!

Скандалы, сопровождающие нынешнюю избирательную кампанию, вряд ли уже переломят её ход, однако они вполне могут ещё потянуться шлейфом за тем, кто в январе триумфально въедет в Белый дом. И тут самое время вспомнить самый знаменитый скандал в истории американского политикума, в результате которого единственный раз президент США под угрозой импичмента вынужден был уйти в отставку. Речь, конечно, идёт об «Уотергейте» и Ричарде Милхаусе Никсоне (1913–94), чей второй президентский срок скоропостижно закончился 8 августа 1974 года.

А началось всё 17 июня 1972 года – ещё на самом старте кампании. В ту ночь была предотвращена попытка нескольких человек, связанных со командой Никсона, проникнуть в штаб Демпартии в офисно-гостиничном комплексе «Уотергейт» на берегу реки Потомак с намерением установить там подслушивающие устройства. Поначалу это был незначительный скандальчик, никак не повлиявший на результат выборов, – их действовавший президент выиграл с большим преимуществом.

Самое интересное началось потом. Вина-то Никсона была вовсе не в том, что произошло 17.06.72., – да мало ли кто из чересчур рьяных сотрудников мог пойти на такое! Виноват он был тем, что, во-первых, врал следствию, стремясь скрыть свою причастность к политическому шпионажу, а, во-вторых, используя админресурс, давил на правоохранительные органы и прессу, пытаясь замять расследование.

По ходу разбирательства выяснилось, что инцидент в «Уотергейте» отнюдь не был единичным случаем – за представителями политической элиты США шпионили систематически. Беседы с посетителями в Белом доме записывали на магнитофон без их ведома и согласия. Верховный суд США потребовал от Никсона передать следствию магнитные плёнки. Президент выкручивался, сначала отказывался, затем предоставил лишь неполные стенографические записи. В итоге под угрозой начала импичмента плёнки таки передал – но частично затёртые. А кольцо уже сжималось.

Первым в отставку подал не Р. Никсон, а его вице-президент Спиро Агнью – причём по обвинению в совсем другом деле, о коррупции. Никсон назначил вице-президентом Джеральда Форда. И тот вошёл в историю как единственный глава американского государства, которого вообще народ не избирал! Это само по себе ставило под сомнение его легитимность и крайне ослабляло его позиции, так он ещё и 8 сентября 1974 года – всего через месяц после отставки Р. Никсона – издал указ, освобождавший экс-президента от ответственности за его преступления! Из-за этого рейтинг Форда всего за день обрушился на 20 % – и исход выборов 1976 года был предрешён. Скомпрометировавшие себя республиканцы проиграли Дж. Картеру.

Вопрос, мучающий историков: зачем вообще Никсону и его людям надо было лезть в тот самый офис «Уотергейта»? На самом деле, то было сугубо техническое подразделение избирательной команды Демократической партии, помещение, где не хранились никакие суперсекретные документы и никогда не проводились какие-либо конфиденциальные совещания. Там нечего было шпионить! И вообще, не было нужды идти на такие риски, поскольку Никсон и так уверенно выборы выигрывал.

Существует версия, что до Никсона дошла информация, будто в злополучном офисе противники хранят раздобытый ими жуткий компромат, способный лишить его шансов на переизбрание. Что это мог быть за компромат? И тут надо вспомнить другую конспирологическую версию: о причастности Никсона к убийству Кеннеди.

В том «далласском убийстве» как раз подозревали одного из «уотергейтских взломщиков» – бывшего агента ЦРУ Говарда Ханта. Так что, возможно, люди Никсона вправду действовали без его ведома, но тот в силу чиновничьей привычки стал их покрывать. Однако вот вам ещё удивительное совпадение: Ричард Никсон – на тот момент практикующий адвокат – находился в Далласе как раз накануне убийства президента Кеннеди. И узнал Никсон об этом вроде бы, если верить ему, из радиосообщения, уже в Нью-Йорке, направляясь в такси из аэропорта домой.

Судьбы Кеннеди и Никсона тесно переплелись. Кеннеди Никсон проиграл в 1960 году, неудачно – сугубо с точки зрения имиджа – проведя теледебаты и в итоге уступив всего 113 тыс. голосов. Причём два года спустя Никсон ещё и проиграл на выборах губернатора его родного штата Калифорния, что едва не поставило на карьере опытного и ещё достаточно молодого политика крест. Зато в 1968 году путь к вершине власти ему открыло убийство 6 июня в Лос-Анжелесе Роберта Кеннеди, считавшегося наиболее перспективным выдвиженцем от Демократической партии.

Впрочем, надо знать сложность взаимоотношений Ричарда Никсона и Джона Кеннеди во всей их полноте: ведь в молодости-то они, несмотря на принадлежность к разным партиям, были едва ли не друзьями. Они одновременно были впервые избраны в Палату представителей (в 1946-м), являлись членами комитета Конгресса по образованию и труду, их кабинеты в Капитолии располагались по соседству. А однажды Кеннеди даже пожертвовал немалую денежную сумму на избирательную кампанию своего приятеля – и одновременно политического противника!..

Но, возвращаясь к «Уотергейту» и его урокам для нашего времени: в ходе скандала, в особенности усилиями прессы, вскрылся тот крайне компрометирующий политическую систему США факт, что политический шпионаж практиковался ещё задолго до Ричарда Никсона: и при Линдоне Джонсоне, и при Джоне Кеннеди, и при Франклине Рузвельте. Просто скандал с Р. Никсоном слишком привлёк внимание общественности, соответственно, отведя его от порочности всей системы в целом.

Так, выходит, быть может, из Никсона попросту сделали «козла отпущения»?

Нужно ещё обязательно принять во внимание обстоятельства времени и места. «Уотергейт» разворачивался в обстановке экономического кризиса и тяжёлых для США внешнеполитических осложнений. Американцы с позором проигрывали войну во Вьетнаме. Эта война и гонка вооружений тяжким бременем легли на бюджет, что усугубило экономические проблемы. Именно Никсон вынужден был покончить с Бреттон-Вудской системой: Никсон отменил размен доллара на золото и фиксацию золотого содержания американской валюты, что превратило её в не обеспеченные никакими материальными ценностями зелёные бумажки. Курс доллара сильно упал.

Всё это заставило президента Никсона пойти на «разрядку напряжённости», в ходе эпохальных визитов в Пекин и Москву в 1972 году нормализовав отношения с двумя социалистическими державами, заключив договор по ПРО и ряд других.

Скандалы – вернее, не единичные скандалы (они-то происходят регулярно), но именно крутое поднятие уровня их частоты и силы выше критического, – являются верными спутниками экономического и политического кризиса. И именно с этой точки зрения следует оценивать небывалую скандальность противостояния Хиллари Клинтон и Дональда Трампа. Только растущее «давление кризиса», а не какие-то сугубо личные неприязненные отношения (тем более что, как известно, ранее Трамп и семейство Клинтон находились в весьма приятельских отношениях!), может служить причиной невиданного ожесточения борьбы за власть, за возможность тех или иных финансово-политических групп определять пути выхода из этого кризиса.

Существует, однако, принципиальное отличие между временами Никсона и временем Обамы – Клинтон – Трампа. Тогда сила СССР сдерживала агрессивность Штатов (вынуждая их к «разрядке») и «загоняла» скандалы в Америке «внутрь её». Ныне ж, напротив, ситуация ведёт к опасному разрешению скандалов «наружу».

2000.ua

политика