Вернуться на главную страницу

Опыт преподавания

2008-09-26  В. Пономаренко Версия для печати

C одной стороны могу поставить себе в упрек, что в целом преподавательского опыта имею не много, лишь один год работаю в ВУЗе. Потому и писать о состоянии образования молодежи, как бы то не имею права. С другой стороны, люди, которые работают больше, к сожалению, привыкают к ситуации, которую я попытаюсь описать ниже, и плывут себе спокойно по течению. Я же, побывав еще недавно в шкуре простого студента, сужу с обеих сторон. Сужу и критично, и самокритично.

Следует отметить, что в принципе, мое наблюдение не полное, и не претендует на абсолютную истину, поскольку основывается на работе с четырьмя различными гуманитарными направлениями первого и второго курса большого киевского вуза. Но стоит напомнить, что современный школьник не всегда поступает туда, куда хочет, а чаще, просто не имеет цели. Он поступает туда, куда возьмут. Ведь у школьника главная цель не получить специальность, а получить диплом. Он уже давно знает, по опыту старших товарищей, родителей, родственников, что большинство, по окончании ВУЗов работают не по специальности. Потому и выбирается специальность, на которой будет легче всего учиться. Так, например, школьники, которых не научили математическим наукам, обязательно пойдут на гуманитарные факультеты.

Во всех группах, в которых я задавал вопрос по поводу их отношения к математике, а спрашивал я почти все группы, я получал вполне серьезный ответ: «Математику мы не любили, у нас не было математических способностей». И лишь единицы говорили, что они любили этот предмет и выбрали сознательно свой факультет.

На вопрос, который логически следует из предыдущего: «Какие же ваши любимые предметы были в школе?», - ответ был очень прост и смел: «Все остальные!». Но, продолжая диалог, я, к своему огорчению, узнавал, что большая часть студентов не относит ко «всем остальным» предметам, ни физику, ни химию, ни биологию, ни информатику. Доходило до того, что у них оставался один вариант - их специальность. У филологов в понятие «все остальные предметы» входили лишь язык и литература, или что-то одно из них, у историков - история, у студентов права - правовые науки, у философов - предмет, под названием «человек и общество». Вроде бы все классно: школы, лицеи и коллежи действительно начинают профессионализацию школьников, действительно находят и открывают один единственный талант того или другого школьника. Но что за диво! Когда любопытный педагог начинал задавать что первокурснику, что студентам второго курса, вопросы по их специальности (нет, не такие мелочные, как в современных тестовых экзаменах, а широкие вопросы, которые должен знать каждый нормальный человек), ответы были различные, но в целом все сводилось к тому, что они не знали ответы на эти вопросы. Правда, задав несколько наводящих вопросов студенту, последний, наконец, находил правильный ответ. Нельзя же так сильно расстраивать и смущать студента. Например, историки, конечно, где-то слышали набор слов «великая французская буржуазная революция» - но никто не знал, когда она происходила, кто были ее вождями, какая ее роль в истории. Филологи также слышали имена известных писателей, таких как Толстой, Драйзер, Шолохов, но читать их им не приходилось. Сейчас в моде Гарри Поттер, Донцова и Ко. Единственные философы, которых знали первокурсники философского факультета, были не совсем философами. Они сумели вспомнить лишь Фрейда и Ницше.

Конечно, нельзя сказать что ситуация такая у всех, но что таких студентов, которые не знают и не любят ни одной науки, 2/3, а то и больше, - это точно. К сожалению школьных учителей, винить школьников нельзя, да и не получится. Ведь на все мои вопросы у них был один вопросище: «А зачем? Зачем учить математику? Физику? Химию? Разве оно может пригодиться в жизни?». Тут, конечно, мне нечего им возразить. Современное общество действительно создало такие условия для этой молодежи, при которых не просто не понятно, для чего нужно изучать естественные науки, но и в реальной жизни эти все знания им не пригодятся. Ведь большинство из них не продолжат учиться дальше, не пойдут в науку, не станут философами - ведь все это не принесет никакой прибыли. Зато они станут людьми, на которых навесят ярлычок «менеджер». Менеджеры, конечно, бывают разные, но в целом эта профессия сводится к умению что-то продать, молодежным жаргоном - «впарить». Тут даже не важно, что именно, какой товар, главное «впарить». Недаром в Киеве уже почти все бывшие передовые заводы переквалифицированы в различные гипермаркеты, где подрабатывают студенты и работают выпускники.

Но вернемся к нашим бедным студентам. К сожалению, они многого не знают. Многие из них, по вышеизложенным причинам, просто не любили учиться в школе, у других же воспоминание о школе вызывает злость и ненависть, некоторые просто прогуливали занятия и ужасно гордятся этим. Кстати, не всегда эти «асоциальные» элементы входили число 2/3 «незнаек». Зато к обучению в ВУЗе, как чему-то новому, как к противоположности школе, у первого курса не просто проявляется огромное желание. Первые две недели они действительно учатся, работают над собой. Они хотят знать, и им это нравится.

Но это длится не долго. Постепенно молодежь понимает, что обучение в университете ничем не отличается от обучения в школе. Те же педагоги-учителя, те же методы преподавания. Студентов заставляют выучивать «талмуды» ненужной для них информации, которая так же не пригодится им в жизни. Результата добиваются такого же, как и в школе. И эти первокурсники, у которых светятся глаза, на втором курсе уже проявляют не активность, а пассивность при обучении. В связи с демографической ситуацией - недобором в ВУЗы, студентов пытаются «тянуть до победного конца». За них чуть ли не учится весь деканат. И все равно по несколько студентов из группы, почти ни разу не появившись на занятиях, каждый семестр покидают альма-матер. Чувствуется какое-то разочарование и у студентов, и у преподавателей. Конечно, еще остается желание находиться в стенах университета, но это желание связано отнюдь не с наукой, а со знакомыми и друзьями, с развлечениями, которые не обходятся без распития спиртных напитков.

Ведь, наши университеты действительно входят в болонскую систему образования. Точнее это лишь им кажется. На самом деле ВУЗы туда вносит рынок, сметая на своем пути все старые традиции . И не удивительно, что в вузах возникают «болонские», «новые», рожденные рыночными отношениями, традиции. Такие традиции наилучшим образом показаны в тупых американских комедиях о колледжах. Но в отличие от другой американской киноэкранной ерунды, они очень реальны. Там действительно единственным занятием нормальных студентов является прожигание жизни наиболее извращенными способами.

И именно потому большинство студентов еще интересует университет. Правда на четвертом и пятом курсах и это уже не может их удержать в стенах ВУЗов. Они уже начинают активно работать в местах, описанных выше. Еще одну модную профессию среди студенчества они называют просто «раздача бумажек». Именно там закрепляют лекционные и семинарские знания студенты. Именно там формируется настоящий «управляющий», «инженер», «ученый», в общем, человек. Правда, не совсем человек, так, особь человеческого вида, которая после получения диплома будет слепо выполнять монотонную, очень тяжелую работу, ставя себе целью зарабатывать как можно больше денег. Для того, что бы их с «наслаждением» потребить на этом же рынке. И чем больше денег, тем больше хочется потреблять, тем извращеннее, не человечнее, становятся потребности. Уже сейчас у миллионов людей существует одна эта потребность - потреблять. Все что угодно, лишь бы потреблять. И главное, все больше и больше.

Эта потребность вынуждает констатировать критическую ситуацию в науке. Во всех других отраслях жизнедеятельности. Из-за отсутствия такой ненужной для человека-потребителя функции, как мышление, от которой начали отбивать желание еще в школе, и успешно закончили в институте, активно распространяется алкоголизм, наркомания, сиротство, эпидемии туберкулеза и СПИДа; самоубийства тоже входят в этот список. А сколько бессмысленных смертей молодых людей и из-за молодежи происходит ежедневно. Киев - столица пробок. Вроде бы все стоит, почти не двигается. И все равно, что ни день - авария со смертельным исходом. Даже главные представители страны - политики, и те не отличаются умом и сообразительностью. Так и хочется вспомнить слова Чехова из его повести «Крыжовник»: «Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, (а у нас таких миллионы - В.П.) ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Все тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то сума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания...». Вот такая-то вечная проблема «гнилого» общества.

Как решить ее? Да, это важный вопрос. Но и решается он серьезно, не гнилыми реформами, не пустыми разговорами, как в парламенте, так и в каждой семье. Все решения делаются реальными действиями самих людей. Причем кардинальными действиями, их надо начинать, меняя основы, а не верхушку.

Так же как снесли заводы, и поставили супермаркеты, надо снести супермаркеты и создавать современное производство, не для производства товаров - предметов потребления. А для того, что бы и школьник и студент не задавали вопросов, которые ставят в тупик учителей и преподавателей. Для того, что бы молодой человек понимал, для чего нужна наука, чтобы он реально, в реальной жизни, на этих заводах, вместе со взрослыми учился думать. Чтобы он становился настоящим человеком с большой буквы. То есть, производство должно производить Людей, а не товары, только в таком случае нас ждет будущее. Конечно, решить такую задачку трудно, но, к сожалению, это единственное решение, и, к счастью, оно есть.

общество образование