Вернуться на главную страницу

Смысл жизни

2019-07-08  Кристина Москаленко Версия для печати

Смысл жизни

Прочла вопрос одного из читателей студенческого издания SLOG к психологу о смысле жизни. Как и ответила психолог - это вопрос не психологии, а философии. Все рано или поздно задают себе этот вопрос и в силу своих знаний и умений (а вопрос о смысле - это вопрос об умении жить) отвечают на него. Причём отвечают не один раз на всю жизнь, а отвечают каждый раз на протяжении жизни, по крупицам собирая ответ осмыслением своей практики. 

 

Чуть-чуть истории

Философы отвечают на этот вопрос всю историю мыслительной деятельности человечества. Поначалу отвечали как-то так: вот вода - в ней смысл. А если серьёзно, то натурфилософы вроде Фалеса (он говорил, что вода - первопричина всего) не выделяли чувства человека как нечто противоположное природе. Поэтому вопрос о смысле жизни даже не стоял. Интерес к пониманию человека и его роли в мире возникает тогда, когда Протагор говорит «человек есть мера всех вещей», а неугомонный Сократ этим не удовлетворяется, говорит «почему бы ему не сказать в начале своей "Истины", что мера всех вещей - свинья, или кинокефал [Платон, «Теэтет»]. Сократ спрашивает своих собеседников о том, как жить: «Что есть добро?», «Что прекрасно?», «Какие добродетели у человека?». Греки не писали о смысле жизни, но он у них был: все они искали истину в разных её практических проявлениях. Платон, ученик Сократа, видит смысл жизни в том, чтоб организовать идеальное государство, где гармонично развитые граждане будут учить и любить друга друга. Аристотель продолжает: идеальные граждане, но не рабы и женщины. Впрочем, Платон рабов тоже не учитывал - рабы не люди, а продолжение орудий. А дальше - всем известная до сих пор история: бог - альфа и омега, начало и конец. В своё время идея бога освободила рабов (все равны перед богом), для них он мог быть самым реальным смыслом жизни. Правда, бог освободил не до конца и не на все века - сегодня рабство процветает. Да и то, что пришло на смену рабству в Средневековье, вовсе не было решением проблемы.

Схоластику сменили философия Возрождения (смысл в том, чтобы вернуть съеденное средневековьем античное наслаждение человеком), Нового времени (технический прогресс, наука, машины - какой там смысл жизни?! Он испаряется в двигателе, который непременно станет вечным), Немецкая классическая философия (о, здесь всё сложно: нужно понять, что такое вообще мышление, человек, кто субъект мышления, что первично - бытие или дух), но религия остаётся господствующей формой сознания, соревнуясь за первенство с другими формами, вроде права. На немецкой классике философия заканчивается (правда, Маркс ещё переворачивает Гегеля «с головы на ноги» - доказывает первичность бытия, используя методологию Гегеля), дальше - или продолжение классической линии и решение насущных проблем с помощью наработок классиков, или переливание из пустого в порожнее в модерне или постмодерне. Тот же Ницше, который мог бы попытаться понять Гегеля, оказался неспособным на такую сверхчеловеческую глубину мысли (а может и усидчивость), решил, что лучше написать как подросток в школьном сочинении, что всё в мире тлен и только сверхчеловек имеет право на жизнь, а смысл в ней - стать таким существом. Попробовали стать сверхчеловеками в ХХ веке сами знаете кто и знаете, что из этого вышло. И, к сожалению, до сих пор не закончилось. Философия пока не стала необходимой формой познания себя, а поэтому человек не может управлять в нормальной мере тем, что творят его руки. «Руки» в ответственный момент действуют по инерции, не спрашивают человека «а какой смысл?». Вот и получается атомная бомба над городом, убийства, катастрофы, несчастные случаи, болезни тела и души и бессмысленность бытия. 

 

Движение и осмысление 

Как показывает история философии (а она отражает историю жизни человечества), смысл жизни не может быть одним единственным навсегда. Изменение - это способ существования материи, поэтому всегда существует только это изменение, остальное - преходящее. Это не значит, что нет смысла искать смысл жизни. В движении есть покой, хоть он и относителен. Движение - способ существования всего, но осуществляется это движение благодаря своей противоположности. Например, чтобы быть человеком помогает и осознание того, что

«Всё пройдет - и печаль и радость.

Всё пройдёт, так устроен свет.

Всё пройдёт, только верить надо,

Что любовь не проходит, нет». 

Любовь не проходит, но меняется. Меняется человек, меняется его отношение к миру и другому человеку. Человек же меняется потому, что меняется мир. Качественно, по существу (а не подобно косметическому ремонту) меняется человек тогда, когда одна эпоха сменяет другую. 

Ключевым отношением Античности есть отношение «свободный гражданин - раб», это определяет то, что свободные люди имеют все возможности для развития и доходят в этом развитии до пика, который только и может дать Античность - до разделения на умственный и физический труд. Это, в свою очередь, помогает человечеству выйти на новый уровень сознания - философию и науку. Прогресс налицо, но что дальше? В этом прогрессе остаётся одна существенная деталь: рабы, которые с развитием производительности труда и человеческого мышления осознают своё незавидное положение. С осознания и действия согласно осознанию начинается новый человек - Спартак, человек-революционер. Он предвосхищает события и помогает родиться новой эпохе, а новая эпоха рождает новое отношение - «феодал - крестьянин» - и новых людей. 

Смысл жизни раба по существу отличается от смысла жизни гражданина полиса. Но и смысл жизни раба до осознания своего положения и после тоже будет разниться. В одних условиях для того, чтобы жить, человеку нужно хорошо есть, спать и слушать своего собственника (хозяина), в других - есть и спать так, чтоб хватило продержаться на баррикадах, и... «Freedom» (в голове должен звучать крик Мела Гибсона в «Храбром сердце»). Кстати, слоган известного фильма про борьбу шотландцев за независимость тоже может много сказать о смысле жизни: «Все умирают, но не все по-настоящему живут». Только настоящая жизнь и стоит того, чтобы говорить о её смысле, а так как она есть процесс, то смысл жизни есть в процессе становления настоящей жизни. Осталось разобраться в том, что такое настоящая жизнь, но и здесь не обойтись без процесса - разбираться можно всю жизнь, только линия, по которой двигаться в своих раздумьях, должна бы где-то появиться, иначе мысли будут прыгать от одной к другой без разбора и разобраться не получится. Даёт такую линию теория - метод мышления и практического действия. А теория невозможна как нечто, оторванное от практики. Практику в теории даёт понять история. Так мы и возвращаемся к тому, что история философии показывает линию, то есть направление движения мысли в оСМЫСЛении практики - жизни. 

 

Вперёд в детство на новом уровне

Как и сказала психолог, человек как индивид, оторванный от своей сущности - общества, не может чувствовать себя в своей тарелке. Из-за этой оторванности и возникает щемящее чувство бессмысленности жизни человека. Вспомните, возникало ли у вас такое чувство или вообще вопрос о смысле жизни в детстве? Можно подумать, что дети глупые или не умеют задаваться вопросами, но они спрашивают, почему трава зелёная или почему мы стоим в лифте (недавно слышала от знакомого трёхлетки). А вот о том, что такое любовь, не спрашивают, хотя любят родителей, по-своему влюбляются в детей из садика или с площадки. Так же дети не спрашивают, зачем жить, но живут. 

Ребёнок воспринимает мир непосредственно - всеми своими телом и душой. Он не разделяет мир и себя. По мере развития он осознаёт свою индивидуальность и этот этап необходим для того, чтобы жить по-человечески - то есть, чтобы подстраивать мир под себя. Животное или подстроится, или вид вымрет, человечек же - очень слабое физически и не приспособленное ни к чему от рождения существо - как вид вымрет, если не будет менять условия общественной жизни. Чтобы становиться таким существом, нужно в процессе случайного изменения условий - ломания игрушки, разливания воды из чашки, ударения себя по голове, щипания других детей - учиться осознавать свою отдельность от игрушки, матери, других детей.

Маленький человек растёт, практикуется и в полгода требует, чтобы мать всегда была рядом, диктует свои условия, меняет жизнь семьи настолько, что взрослые люди и не замечают, как ребёнок выгнал отца с кровати, занял его место около матери. И это уже вовсе не случайное изменение: ребёнок почувствовал свою отдельность от матери, испугался такой неприятности, попробовал это изменить криком, у него получилось, он запомнил и довёл своё дело до конца - изменил условия для себя и семьи. Ему это необходимо для жизни, потому что останься он совсем один - умер бы от голода, холода, упал бы с кровати. Но способ достижения целей - человеческий. Мать не кошка, не может быть всегда под боком и вылизывать себя, а не принимать душ, к примеру. Ей нужно чаще отлучаться - ребёнку нужно учиться быть одному, но и менять мир по возможности под себя. В свою очередь мать покажет ребёнку, что не только он меняет, она тоже может - будет учить его засыпать самостоятельно. Так мать и дитя будут менять их совместную жизнь взаимодействуя, воспитывая друг друга. 

Ребёнок познаёт законы мира, соприкасается с другими людьми, по чуть-чуть чувствует свою отдельность и всеми способами пытается вернуть себе блаженное чувство единения с другим человеком. Вместе с тем у него возникают свои собственные желания, разнообразие их растёт и чувство разности тоже. В этом противоречивом процессе человек доходит до того, что на определённых этапах взросления чувствует, будто ему никто не нужен, он не хочет быть единым с родителями, другими людьми, он совершенно самостоятельный. Но человек подчиняется не только чувствам, практика подсказывает, что без людей невозможно, а разум задаёт вопросы: зачем, в чем смысл? И это жизненно важный вопрос, потому что в зависимости от ответа практика может быть разной: суицид, теракт, бездействие или действие согласно осознанной необходимости.

Ответ и прост, и труден одновременно: ради удовольствия. Это Карл Маркс сказал, но у него не так, как у гедонистов: по Марксу важно, каков характер удовольствия - человеческое оно по существу или нет. Тот же ответ другими словами предлагает Анатолий Канарский: жить ради жизни. Кажется, что это не ответ, а «масло масляное», но одно дело, что мы хотим какого-то «высшего» ответа, а другое дело, как оно есть на самом деле. А на самом деле, кроме жизни ничего и нет. И я бы не сказала, что этого мало, потому что жизнь мы ещё не исследовали настолько, что даже не можем точно сказать, что находится на дне океана.

Так вот важно, каким будет удовольствие или какой будет жизнь. Как человеческого удовольствия, так и человеческой жизни ещё нужно достичь. Этому нужно учиться, для этого нужно менять жизнь и менять себя постоянно и непрерывно. Только в этом процессе и можно достичь счастья и смысла.

Взрослая жизнь дана для того, чтобы воплощать детские мечты в реальность. Можем ли мы сказать, что именно этим и занимаемся? Я уверена, что если бы этим, то вопроса не возникало бы - «живем ради жизни, потому что жизнь хороша». 

В детстве мы воспринимаем мир непосредственно, но в процессе взросления отделяемся и чувствуем себя не в своей тарелке, не можем найти смысла в буднях, потому что человек существо социальное. Он отделился от социума для того, чтобы развиваться, менять среду, но для того, чтобы обрести счастье и чувствовать смысл жизни, ему нужно вернуться к своим истокам на новом уровне - ему нужно снова перестать чувствовать свою отдельность, раствориться в других. Это не будет похоже на то, что мы чувствуем в детстве, ведь теперь мы и правда отдельные, мы осознаём себя, понимаем, как устроен мир. Но это и не будет похоже на то болезненное состояние одиночества и бессмысленности жизни, которое преследует сейчас человечество. Это как когда любишь кого-то - утопаешь в этом чувстве, растворяешься в другом, не чувствуешь себя, а только счастье бытия со всеми его противоречиями, с трепетом и переживаниями, но такими, ради которых хочется жить. Любовь ко второй половинке - это решение вопроса на индивидуальном уровне, решение для ребёнка, который остался в нас и требует единения с другим человеком. А любовь как всеобщее чувство - это то, чего мы пока не познали непосредственно, хоть и познавали по чуть-чуть в разных формах в разные эпохи. 

Как в детстве человек не был разъединен с миром, с матерью, так и на заре человечества люди были не разъединены со своими общинами. Жили сообща, производили вместе, воспитывали детей так же. Чувства бессмысленности не могло возникнуть - жизнь давалась и воспринималась непосредственно. Для того, чтобы выйти на новый уровень развития производства и изменения условий, нужно было разделение труда, а оно шло в комплекте с разъедененностью, разобщенностью и на пике своём - с чувством одиночества и бессмысленности своей деятельности и жизни. Поэтому для взрослого человека в нас нужно решение по существу - на общественном уровне - нужно, чтобы человечество вышло из периода детства и отрочества, из господства примитивного подхода к производству человека - разобщённого и случайного (кому повезло, тот развивается и занимается любимым делом, кому не повезло - тот выживает, но в целом все мы - продукты общества с разделением труда, а не общества универсального развития, а поэтому все без исключения находимся на уровне детства человечества, которое имеет свои чёткие границы, пока мы не изменим это условие). Нужно стремиться к производству настоящего человека и жизни в удовольствие по необходимости - чтобы каждый имел возможность творить и быть творимым как человек, а не узкий специалист в системе разделения труда. Тогда и любовь ко второй половинке будет другой, более наполненной, осмысленной и чувственной, тогда и жизнь не будет вызывать вопроса «а зачем?»

В одной книге прочла мысль, которую стараюсь (не всегда выходит) делать девизом жизни: «Будни - это мечта, переложенная на упорную трудовую повинность». Вот пока мы не можем сказать, что наши будни - это мечта, что мы воплощаем детские мечты в реальность, есть смысл познавать жизнь, менять её, а значит - и жить.

теория культура образование